История России и зарубежных стран на нашем сайте

Переписки
Новых сообщений:0

Исторический раздел | Статьи об Истории | Опубликовать статью об истории
Архив новостей















Сейчас - 25 Июнь, воскресенье 04:48
Количество новостей на странице

15.06.2017 11:12
Общество History
Россия г. Москва

В рамках возобновившегося с 2015 году расследования обстоятельств гибели семьи последнего российского императора Николая II найдены новые факты и детали этого трагического события, сообщил секретарь Патриаршей комиссии по изучению результатов экспертизы, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов).

В среду представители Следственного комитета встретились с патриархом Кириллом и сообщили ему о промежуточных итогах опознания останков, которые, предположительно, принадлежат расстрелянным членам семьи последнего русского царя, передает ТАСС.

Епископ также подтвердил, что обнаружились новые, неизвестные ранее детали в деле о гибели царской семьи. По итогам совещания члены Патриаршей комиссии приняли решение просить СК разрешения на публикацию результатов экспертизы. В случае получения этого разрешения, результаты экспертизы могут быть опубликованы уже этим летом.

Епископ также сообщил, что РПЦ приветствует публичную дискуссию о подлинности останков, предположительно принадлежащих последнему российскому императору.

«Суждение относительно церковного почитания или непочитания екатеринбургских останков как мощей уполномочен выносить только соборный разум Православной церкви. До этого все остальные суждения, безусловно, могут иметь место, поскольку сегодня продолжаются исследования, а следовательно, продолжается и очень важная дискуссия. Это можно только приветствовать», – сказал епископ.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, вековой юбилей со дня отречения Николая II и история с бюстом, якобы замироточившим в Крыму, показали, что число людей, относящихся к его фигуре с почти религиозной экзальтацией, довольно велико. При этом они ссылаются на канонизацию монарха, но, по сути, выдают желаемое за действительное. РПЦ оценивает фигуру Николая II иначе – и сама видит проблему «царебожия». 

Далее...
Май
21.05.2017 20:15
Политика History
Украина

Заметка от издания "Спутник и погром".

Большевики в УССР проводили последовательную политику дерусификации и украинизации, насилием и террором насаждая сельский украинский язык и сельскую украинскую идентичность в традиционно русских городах. То, что по мере урбанизации и роста городов должно было исчезнуть (сельская украинская культура, сводимая к стишку про «вишневый садок коло хаты»), искусственно, за русский счет, поддерживалось на плаву. Украина с самого своего послереволюционного рождения — это зомби, причем, чтоб вы понимали, вплоть до 1939 года в составе УССР даже не было Западной Украины со Львовом, главных центров украинства. То есть ситуация была совсем шизофреническая: Украина есть, а украинцев и, самое главное, внятной идеологии украинства в ней нет. Лишь после 1939 года дело украинизации худо-бедно пошло, поскольку советская власть наконец получила убежденные западноукраинские кадры, а до этого был вообще голяк.

В 1991 году Украина, как и другие созданные на пустом месте «национальные республики» (вы ведь понимаете, что вся Средняя и Центральная Азия была от фонаря расчерчена? Что не было никогда никакого «Казахстана» или там «Киргизии», в лучшем случае можно найти какие-то кочевые племена без четких границ, городов и государственной традиции. А всевозможные реально существовавшие полугосударства — типа Кокандского, Бухарского и Хивинского ханств — на текущие границы не ложатся никак), была выпущена в свет. Советские рассматривают 1991 год как «предательство» или «поражение», но на самом деле 1991 год — это триумф советского проекта. Взяли величайшую в историю человечества континентальную империю, 70 лет пилили ее на куски, изо всех сил создавая «нацреспублики», и в 91-м торжественно эти «нацреспублики», построенные русским потом и русской кровью, выпустили на волю, оставив в совке лишь РСФСР (внутри которой сейчас ударно достраивается второе поколение нацреспублик, все эти Чеченские Эмираты и Татарские Халифаты. Как любят говорить советские: «Можем повторить!»).

И с 1991 года Украина — то есть Малороссия, то есть КОРЕННАЯ часть России, которая всегда была Россией (например, Харьков был основан русскими и ВСЕГДА был в составе Московского государства) — не «сходит с ума», не «поддается вирусу национализма», не «совращается западными соблазнителями», а четко следует заложенным в 1922 году лекалам, суть которых предельно кратко выразил второй президент Украины Леонид Кучма в названии своей легендарной книги: «Украина — не Россия». То есть:

-Планомерное закрытие русских школ и истребление русского языка.
-Разрыв экономических связей с Россией.
-Создание антирусского и антироссийского национализма.
-Интеграция в любые союзы и проекты, кроме российских.

И с 1991 года восточная часть Украины, то есть Малороссия и Новороссия, то есть коренная, исконная Россия, русская земля с русским населением, где никогда никого кроме русского населения не было, где каждый булыжник мостовой отполирован русскими ногами — пытается из всей этой «Нероссии» вырваться, собственно, в Россию.

Что будет дальше? Дальше будет Пакистан. Ну, когда Британская Индия получала независимость, стало ясно, что мир стоит перед перспективой появления огромного мощного самостоятельного демократического государства, которое в перспективе догонит и перегонит западных товарищей, начав диктовать свою волю как минимум в Азии. Поэтому от Индии англичане отпилили кусок, назвали его Пакистаном, и провели границы так, что Индия и Пакистан оказались вечными соперниками. Причем разделение на Индо-Россию и Индо-Украину сопровождалось миллионными переселениями «не того» населения (типичный признак колониальной страны: государственные границы не совпадают с этническими), а также четырьмя индо-пакистанскими войнами с волшебным финалом: появлением и у Индии, и у Пакистана ядерного оружия. Сегодня Индия теоретически — один из лидеров завтрашнего дня, прямой конкурент Китая. Практически же на границе с Индией топорщится полуразваливающееся нечто (а Пакистан по многим показателям — failed state не хуже Украины, ряд территорий там просто контролируют правосеки, то есть, простите, племенные ополчения) с ядерными бомбами и постоянной опасностью, что к власти в Исламабаде придут радикальные исламские фанатики, которые бахнут (напомню, что именно в Пакистане скрывался тот самый бен Ладен). Есть и свой Донбасс — Кашмир — который заморожен, но может разморозиться в любую минуту, есть и свои национальные идентичности, чуть ли не целиком построенные на противостоянии с соседями. Зачем существует пакистанец? Чтобы мочить индусов. Зачем существует индус? Чтобы мочить пакистанцев. Зачем существует китаец? Чтобы давать деньги пакистанцам, чтобы пакистанцы не давали скучать индусам.

Всем хорошо — кроме потенциально великой индийской нации, оказавшейся втянутой в вечный конфликт и живущий с постоянным страхом ядерного холокоста.

Поэтому люди, рассуждающие, что-де надо налаживать отношения с «братским народом», просто сумасшедшие: УКРАИНА — ЭТО ПАКИСТАН, КОТОРЫЙ НАДО ЛИКВИДИРОВАТЬ ДО ТОГО, КАК ОН ОБЗАВЕДЕТСЯ ЯДЕРНЫМ ОРУЖИЕМ. Никакой цеевропы, даже никакого стабильного восточноевропейского национального государства там не будет — там будет вечный хаос, в котором будут вечно виноваты москали, и который будет вечно выплескиваться на нашу территорию, лишая нас сил, заставляя держать огромную армию в постоянной готовности, нанося ущерб нашей репутации и не давая ни малейшей возможности всерьез обсуждать мирное стабильное развитие нашей Родины.

Это сценарий, который был нарисован при создании Украины. Сценарий, который реализуется, как вы могли заметить, с железной последовательностью. Сценарий, который необходимо сломать, потому что с ядерным Пакистаном под боком даже при самом пацифистском правительстве России мира и спокойствия у нас не будет. Люди, всерьез говорящие «Да что там Пакистан, забудьте про него» — они или сумасшедшие, или иностранные шпионы.

Далее...
20.05.2017 20:15
Общество History
Россия

Статья от историков ресурса «Национальный акцент». 

Редко разводы проходят безболезненно. Взаимные упрёки, а то и яростные сражения с разделом имущества, дележом жилплощади и манипуляцией детьми. И даже без воинственной составляющей это всегда крах надежд, планов и болезненный поиск себя, судорожные попытки обрести внутреннее равновесие. А ведь когда-то это была история любви. Искренняя, беззаветная, лишенная корысти, или, напротив — с расчётом на благополучное будущее выбранной партии. Примерно тоже происходит и с народами, если они решают изменить собственную судьбу и расходятся в самостоятельные плавания. 
«Национальный акцент» решил напомнить, с чего начинались узы России с народами, на излёте XX века выбравшими независимость. И первое «воспоминание» о союзе с, возможно, самым близким русским этносе — украинцами. 
Сегодня украинские власти решительно обличают наши «реваншистские», «имперские», «экспансионистские» «замашки». Россия виновата не только в экономическом упадке самостийной соседки, даже в загаженных подъездах тамошние политики находят российский след. Вот и последние дни подарили новые тезисы — участники Великой отечественной обернулись «террористами, которые захватывали украинские города и убивали украинских граждан», а заодно и вокруг «Евровидения-2017» (от которого запретом СБУ на въезд в Украину российская исполнительница была попросту отстранена), по мнению киевской власти, именно Россия нагнетает негативную атмосферу. 
Цена вопроса 
В середине XVII века объединение с Украиной России грозило масштабной войной с Речью Посполитой, что потом неминуемо и случилось. Потому, идти на воссоединение с просящими о том украинцами или нет, русский царь Алексей Михайлович — второй в династии Романовых и отец будущего императора Петра I — со боярами и духовенством думал несколько лет. Посланники Москвы и Запорожской Сечи выясняли взаимные ожидания, договаривались о гарантиях. Но миром вопрос решить так и не вышло – с 1654 по 1667 г. между Россией и Речью Посполитой с небольшой паузой на перемирие шла война. Эти 13 лет дорого обошлись обеим сторонам. Безусловно, Россия теряла силы и была вынуждена в прямом и переносном смыслах тратиться на предупреждение возможных конфликтов с другими соседями. 
Компромисс со шведами — Стокгольмский договор 1649 года — обошёлся казне в 200 тысяч рублей (для сравнения: в середине XVII века в Москве постройка небольшого дома обходилась примерно в 10 рублей — это четырехлетний доход простого плотника или двухлетний мелкого служащего в приказе; знать, владеющая большими вотчинами и поместьями, могла иметь общий годовой доход до 10 тысяч рублей). 
Что, впрочем, не защитит от скорых воинственных притязаний Швеции. Она вмешается в войну уже в 1656 году, чтобы захватить Речь Посполитую с севера и не допустить прорыва России к берегам Балтийского моря. Но через четыре года поляки заключат с северным соседом Оливский мир и бросят все силы против России. А Москве, одновременно с этими многолетними событиями, во имя укрепления южных границ придётся ещё и настойчиво искать согласия с татарами. 
Тем не менее, итог этой затяжной военной кампании для польско-литовского государственного конгломерата станет началом конца. Речь Посполитая лишится Киева и земель, которыми она владела на левом берегу Днепра. И к концу XVIII столетия постепенный упадок королевства приведёт к тройному разделу Польши между Пруссией, Австрией и Россией. И вот тогда уже все украинцы — и правобережные тоже — станут российскими подданными. 
За что боролись 
В начале XVII в. размер повинностей украинских крестьян перед польско-литовской элитой достиг угрожающих размеров: барщина, оброки продуктовый и денежный, полная зависимость от воли феодала и жестокая кара за неповиновение. 
Коронный гетман Конецпольский предписывал своим подчиненным беспощадно расправляться с восставшими крестьянами. 
«...Вы должны карать их жен и детей, и дома их уничтожать, ибо лучше, чтобы на тех местах росла крапива, нежели размножались изменники его королевской милости и Речи Посполитой» 
Городское население страдало не меньше. На основные доходные промыслы была наложена монополия шляхты. Украинцам был закрыт доступ на производство, их ограничивали в торговле, лишали права участвовать в городском суде и самоуправлении, селиться разрешено было только на окраинах городов. Официальным языком был польский. А Римская Церковь только вдохновляла на ассимиляцию и окатоличивание украинского народа. Дошло до того, что православные церкви строить запретили и всё население поголовно обязали вносить десятину на содержание ксендзов и костелов. 
Тяжелое положение Малой Руси усугубляла непрекращающаяся феодальная междоусобица — крестьяне страдали не только от своих панов, но и от постоянных бесчинств соседних наместников. Прибавьте сюда ежегодные грабительские набеги татарских отрядов — ведь Речь Посполитая слабо заботилась о южных пределах, и хищным кочевникам здесь было орудовать проще, чем на укрепленных острогами границах российских земель. 
Первыми против разнузданности шляхты выступили Южная Киевщина, Брацлавщина, Подолье и низовье Днепра — в эти земли стали стекаться не только украинцы, но и белорусы, русские, поляки, литовцы всех сословий. Новосёлы сообща давали отпор панам, католической церкви и оборонялись от татарских набегов. А особо решительные с середины XVI века на островах Днепра, расположенных ниже порогов, объединялись в украинское казачество — своего рода военно- монашеский «орден» со своим уставом, строгим запретом на доступ в Сечь женщин и обязательной чередой испытаний для вступления в сечевое «товариство». 
Уже к началу следующего — XVII века — «тамплиеры» Запорожья не подчиняются власти Кракова, держат посольскую связь с Москвой, тесно общаются с казаками Дона и нередко, вопреки воле польской короны, собирают походы против Крымского ханства и Турции. 
Чертовский народ 
Возглавивший освободительное движение Богдан Хмельницкий, выходец из мелкой украинской шляхты, был опытным воином и образованным человеком. Помимо родного, знал несколько языков — латынь, польский, турецкий и французский. Был хорошо знаком с историей, точно чувствовал настроение своего народа и уверен в необходимости освободительной борьбы. Как и в том, что без помощи извне украинцам в войне с Польшей не справиться. 
Богдан Хмельницкий был готов стать союзником крымского хана, вассалом турецкого султана или вернуться в состав Речи Посполитой на равных правах с конфедератами. Собрав казачьих командиров в Переяславле, гетман спросил, под чьим царём они желают быть — польским, турецким, крымским или православным восточным — рада ответила "волим быть под царём восточным!" 
В результате Украина, взятая под государеву руку, была не просто присоединена. Она сохраняла свое административное устройство, свое независимое от Москвы судопроизводство, выборность гетмана, полковников, старшин и городского управления, украинская шляхта и миряне сохраняли за собой все имущество, привилегии и вольности, пожалованные им польскими властями. Практически Украина входила в состав Московского государства на правах автономного образования. 
И. Репин «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану» 
Всмотритесь в репинских казаков. Хотя, сюжет картины «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану» отсылает нас к другим событиям. Происходили они попозже, лет через 20 после того как Левобережная Украина стала частью России. И относятся они к подданным Правобережной её части, заключившей на тот момент мир с Турцией (что при случае, правда, демонстративно манкировалось казачеством), в состав России, как уже сказано выше, эти земли войдут к концу XVIII века. Но люди, люди-то те самые! Разудалые, сметливые, дюжие шутники и лихие вояки сами определяющие, кому служить и где голову сложить. 
«Ну и народец же!— писал Илья Ефимович Репин своему другу Владимиру Васильевичу Стасову. Летом 1878 года художник с упоением работал над «Запорожцами» в подмосковной усадьбе Абрамцево —... Взялся за палитру и вот недели две с половиной без отдыха живу с ними, нельзя расстаться — веселый народ... Недаром про них Гоголь писал, все это правда! Чертовский народ! Никто на всем свете не чувствовал так глубоко свободы, равенства и братства!» 
Свидетели истории 
Из «Листа Богдана Хмельницкого, посланного из Черкас царю Алексею Михайловичу с сообщением о победах над польским войском и желании украинского народа объединиться с Россией» 
«<…> Зичили бихмо соби самодержца господаря такого в своей земли, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар, азали би предвичное пророчество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости. В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить ва­шей царской велможности готовисмо, до которогосмо з най- нижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо. А меновите будет то вашому царскому величеству слитно, если ляхи знову на нас схотят наступати, в тот же час чим боржей поспешайся и з своей сторони на их наступати, а ми их за Божею помощу отсул возмем. И да исправит Бог з давних виков ознаймленное пророчество, которому ми сами себе полецевши, до милостивих нуг вашему царскому величеству, яко найуниженей, покорне отдае­мо. Дат с Черкас, июня 8, 1648.» 
Из «Отписки путивльских воевод А. Литвинова-Мосальского и И. Уварова в разрядный приказ по расспросным речам казака И. Павлова о решении рады украинских казаков просить русское правительство принять их в русское подданство» 
«<…> И собралося черкас в Корсуни з гетманом с Ондрюшею Деденком в 2000 человек, а были из городов лутчие люди, от Белые Церкви полковник Дацко, а с Чег[и] рина полковник Тараско, ис Корсуни полковник Миско Пиваваренков, ис Переясловля полковник Олихвер, из Лубен полковник Лавринко, ис Черкас войсковой судья Яцына, из Жолнина войсковой же судья Гиря, ис Киева сотник Кизым и изо всех городов. И приговорили в раде, что им от крестьянские веры не отступить: будет на них ляхи наступят, а их мочи не будет и им бить челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, чтоб государь их пожаловал, велел принять под свою государскую руку, а они, белорусцы и черкасы, учнут за свою веру стоять по Днепр. <…> 
Да и киевской митрополит Исайя им, черкасом, о том говорил, чтоб они от крестьянские веры не отступали, а он, митрополит, за них, за белорусцов, учнет бить челом и писать ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и к отцу ево государеву к великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичю московскому и всеа Русии, чтоб они, государи, их, белорусцов и черкас, пожаловали велели принять под свою государскую руку, и по ево де прошенью государь и святейший государь патриарх их пожалуют, под свою государскую руку примут и веры их не дадут нарушить. Потому в раде и приговорили, что бить челом государю. 
На об. л. 358 отметка о подаче: 141-го ноября в 5 день путивлец сын боярской Семен Золотарев. В Розряд» 
Из «Решения Земского собора о воссоединении Украины с Россией» 
«1653 г. октября 1 
<…> А о гетмане о Богдане Хмельницком и о всем Войске Запорожском бояре и думные люди приговорили, чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии изволил того гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку для православные християнские веры и святых Божиих церквей, потому что паны рада и вся Речь Посполитая на православную христианскую веру и на святые Божий церкви востали и хотят их искоренить, и для того, что они, гетман Богдан Хмельницкой и все Войско Запорожское, присылали к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бити челом многижда, чтоб он, великий государь, православные християнские веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем их и клятвопреступником не дал и над ними умилосердился, велел их принята под свою государскую высокую руку. А будет государь их не пожалует, под свою государскую высокую руку принята не изволит, и великий б государь для православные християнские веры и святых Божиих церквей в них вступился, велел их помирити через своих великих послов, чтоб им тот мир был надежен. <…>» 
Из «Листа Богдана Хмельницкого, посланного из Переяслава царю Алексею Михайловичу, с благодарностью за воссоединение Украины с Россией» 
«1654 г. января 8 
<…> Божиею милостию великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малые Русии самодержцу (п. т.) и иных многих государств государю и обладателю вашему царскому величеству Богдан Хмельницкой, гетман Войска Запорожского, и все войско Запорожское низко до лица земли челом бьет. 
Богу милостивому и вашему царскому величеству велико благодарим, получивше ныне, что от веку жадали есом, промыслом Божиим и милостию неизчетною вашего царского величества. Что ваше царское величество пожаловати под крепкую и высокую руку свою государскую нас, верных слуг своих, приняти изволил, мы, Богдан Хмельницкой, гетман Войска Запорожского, и все Войско».

Далее...
Апрель
15.04.2017 08:50
Общество History
Россия г. Санкт-Петербург



Судя по ятям, французские булки в Петрограде запретили еще при "временных".

Далее...
Март
29.03.2017 11:32
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

К IX веку литовцы, впервые упомянутые в летописях в 1009 году, состояли из нескольких племен – литвинов, жмудинов, ятвягов. Пруссы жили над Вислою и Неманом, жмудины – в устье Немана, собственно литовцы – в бассейне Вили, жемгола – на левом берегу Двины, куроны – на полуострове между Балтийским морем и Рижским заливом, летгола – латыши – на южном побережье Двины, ятвяги – между Западным Бугом и верховьями Немана. У литовцев почти не было городов. Все литовские племена жили в условиях родового быта, имея многочисленных родовых старейшин. Наша летопись и древнейшие немецкие хроники называют этих старейшин «князьями», насчитывают многие десятки их. Эти князья пользовались почетом и уважением литовцев, остальное население находилось у них в подчинении. Ни торговлей, ни ремеслами литовцы не занимались и даже не имели поселений городского типа. Они жили в лесах, в бедных хижинах, занимались земледелием или бортничеством. Культурное их развитие стояло очень невысоко. Сведения о религии литовцев сохранились у позднейших писателей. Эти сведения придают литовской религии характер стройно выработанных религиозных представлений. Но в этих сведениях имеется немало домыслов позднейшего характера. литовская религия отличалась такой же примитивностью, как и весь быт Литвы. Они верили в Перкуна, бога грома и молнии. Вообще, они поклонялись силам природы. Они почитали ужей и насекомых, любили гадания, поклонялись духам природы. Литовцы имели жрецов. Также отмечалось следующее.

Литовское племя занимает довольно удобную для жизни, большей частью плодородную страну – принеманскую. Народ этот разделяется на два племени: собственно литвинов и жмудинов. В старину литовский народ занимал большее пространство, чем теперь. В нынешней Пруссии жила особая ветвь литовского народа – пруссы, которых давили немцы. В западной России целая ветвь этого народа, так называемые ятвяги, жили в западной части Белоруссии губернии. Российское племя в XIII столетии и польское в то же время и в XIV столетии теснили литовский народ с этой стороны и совершенно поглотили ятвягское племя. Литвины остались только в Принеманской стране до Балтийского моря. Но и здесь они не имели покоя. Их жестоко давили рыцарские ордена: Прусский и Ливонский. Таким образом, с разных сторон сжимали литовский народ. Эти обстоятельства выработали в литвинах ту особенность, что они обыкновенно упираются против всего, часто даже не сознавая, почему они это делают. Стоит утвердить их в какой-либо мысли, и они защищают ее упорно, не давая себе отчета, почему упираются, чего добиваются. Древние летописцы и ученые до начала нынешнего столетия, интересуясь происхождением литовцев, сближали их с самыми различными народами: с герулами, с аланами, с немцами, с римлянами, с гелонами и будинами, со славянами. В настоящее время ученые пришли к тому заключению, что литовцы образуют особую ветвь арийского племени, как славяне, германцы и романские народы. Вместе с другими арийцами литовцы оставили Азию и поселились в восточной Европе, в бассейне реки Немана. Название «Литва» происходит от корня lit (lytus – дождь, lietas – проливной) и означает болотистую, сырую страну. Но ближе всех к ним славяне. Литовские племена жили главным образом земледелием, охотой и рыболовством, занимались пчеловодством. Коневодство составляло видную отрасль домашнего хозяйства; кумыс, как и мед, был любимым напитком литовцев. Ремесла находились в первобытном состоянии; как льняные одежды литовцев, так и их хижины были бедны и просты. Городов не было. В обмен на произведения своей страны литовцы получали от соседей медные и железные изделия: косы, серпы и особенно оружие. Приморские племена имели свои лодки, и племя Корс отличалось не только торговлей, но и морскими разбоями.

По свидетельству средневековых писателей, литовцы представляются людьми крепкого сложения, с белой кожей, румяным овальным лицом и голубыми глазами. Были очень воинственны. В домашнем быту отличались гостеприимством: бедный свободно заходил в каждый дом и ел, сколько хотел. Жен себе покупали и обращались с ними, как со служанками. Родовая месть была в полном ходу: если случалось убийство, то не могло быть никакой сделки, пока родственники убитого не убьют убийцу или его родственников. Верили в загробную жизнь, которую считали продолжением земной; мертвых сжигали с имуществом.

Население Литвы делилось на свободных и рабов. В рабы поступали военнопленные, должники и добровольно продавшие себя из-за голода. Из свободного населения выделялись некоторые роды, владевшие большим количеством земель и рабов. Из таких богатых родов выходили местные князья или кунигасы. Наравне со знатными родами пользовались большим вниманием жрецы. В политическом отношении литовские племена делились на мелкие волости, во главе которых стояли князья или старейшины. Единство литовского племени выражалось в религии и языке.

Религия литовцев во многом похожа на религию славян. Высочайшим божеством всего литовского племени был Перкунас (Перун), проявление которого – гром. Эпитеты его – «дедушка», «старец». Память о нем сохранилась в литовских песнях, пословицах и заговорах (в одной песне говорится, что у батюшки Перкуна девять сыновей: трое ударяют, трое гремят и трое бросают молнию). И в Жмуди, и в Литве, и в Пруссии поддерживались неугасимые огни (зничь) в честь Перкуна.

Жрецы были довольно многочисленны, отличались особой одеждой (с белым поясом), но не составляли особой касты; они разделялись на несколько степеней, высшая степень – кривы. Обязанность жрецов – жертвоприношения, гадания, заклинания, лечение; кривы были, кроме того, смотрителями святилищ и народными судьями. Особенной известностью пользовался у западных летописцев криви, живший в Пруссии, в месте Ромове, где стоял идол Перкуна. По мнению некоторых, этот криве (или Криве-Кривайтис) был верховным жрецом всех литовских племен, вроде папы. И заметим, как это слово похоже на название славянского племени – кривичи. Одного из базовых для русских и белорусов. Очевидно, здесь имеется какая-то связь с этими русскими предками, причем связь сакральная. Этому можно найти письменные подтверждения. Так, историк Теодор Нарбут в своей «Древней истории литовского народа» сообщает: «Язычество и после процветало в Княжестве Литовском, а дольше всего оно было в Жемайтии, крещенной самой последней, а именно до 28 июля 1414 года, когда в деревне Анкаим умер верховный Криви-Кривайтис именем Гинтовт, по счету 74-й жрец. С ним же, действительно, пал титул, некогда очень важный в святых и судебных делах во всех землях литовских: пруссов, литвинов, жемайтов, а также кривичских русов (то есть славян-кривичей). А кто такие в нашей истории кривичи? Это одно из двух крупнейших, наряду со славянами ильменскими, славянских племен Великороссии. В культуре полоцко-смоленских кривичей, изученной сравнительно лучше, наряду со славянскими украшениями присутствуют и элементы балтского типа. Кривичи были одним из крупнейших восточнославянских племен. Они занимали не только север Белоруссии, но и соседние районы Подвинья, Поднепровья и Верхней Волги (Псковщину, Смоленщину и запад Суздальской земли, где они с востока граничили с проживавшими в районе Москвы и Твери литовцами-голядью, обрусевшими позже, в XIII–XV веках). Кривичи, таким образом, граничили с литовцами и на западе, и на востоке. А сами они сформировались в результате ассимиляции пришлыми славянами местных балтских племен, постепенно славянизированных. Об этом ярко свидетельствуют данные археологии. По одной из версий, их название происходит от имени прародителя славян-кривичей Крива (??????????? в сочинении византийского императора Х века Константина Багрянородного), по другим – от имени первосвященника балтов Криви-Кривайти. Сходство очевидно. Это объясняет, что при поддержке любой из рассмотренных ниже версий происхождения Литовского княжества народ этот однозначно был родственным славянам».

Продолжение следует...

Далее...
23.03.2017 13:10
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
1471 год

Весной 1471 года великий князь объявил о начале войны. Походу на Новгород Иван III придал характер защиты общенациональных интересов от впавших в «латинство» (католичество) новгородцев, хотя сохранение в Новгороде православия и оговаривалось особым соглашением с Литвой, и в Москве об этом знали. План военных действий предусматривал изоляцию Новгорода от жизненно важных районов республики.

Новгородское боярство оказалось в политическом вакууме. Псков был в союзе с Москвой. Казимир увяз в венгерских делах. Ливонский орден занял позицию дружественного в отношении Москвы нейтралитета. «Простая чадь» неохотно шла в ополчение: «литовцам» приходилось либо загонять ее силой, либо распалять демагогическими призывами, либо играть на полулегендарных воспоминаниях о былой «вольности».

14 июля 1471 года на реке Шелони произошло сражение. Сначала лучше вооруженная новгородская пехота стала теснить московскую и суздальскую. Затем, в кульминационный момент боя, ей во фланг ударила московская и татарская конница, и, хотя на помощь своей пехоте выдвинулись новгородские конные бояре, в бою наметился перелом. Однако командиры новгородской фаланги держались, ибо знали, что их отборная тяжелая конница из Владыкиного полка, подчиняющаяся приказам новгородского архиепископа, еще не тронулась с места. Сейчас тяжелые латники пойдут в атаку, наберут скорость и неудержимо, обученной железной массой, сомнут московских и татарских оболтусов Ивана. Но… вот только что-то она не атакует и не набирает свой победный ход. Мало того, она не трогается с места. Время идет, княжеские войска начинают одолевать, а помощи все нет и нет. Из-за «саботажа» тяжелой новгородской конницы победа Москвы была полной. Одновременно было сломлено сопротивление новгородцев в Двинской земле. Казнь в Русе виднейших вожаков «литовской партии» вызвала дезорганизацию новгородской правящей верхушки. Архиепископ и православная Церковь однозначно и решительно поддержали Москву, а не католическую Польшу.

Казалось бы, в этих обстоятельствах Иван III, диктуя условия Коростынского договора 1471 года, мог одним росчерком пера покончить с республикой. Однако великий князь нашел нужным разыграть внезапную умеренность. Он довольствовался выкупом и признанием своих суверенных прав, но в текст акта о подчинении республики он ввернул несколько двусмысленных слов, которые делали его верховным судьей. За несколько лет его суд в глазах новгородского плебса показал себя более обьективным и честным, чем судьи зажравшихся «родных» олигархов. Сохранив «призрак» свободы, Иван III продлил агонию Новгорода. За действиями тридцатилетнего князя стояли трезвость политического расчета и холодная логика государственного деятеля, сознание своей силы и учет потенциальных возможностей умирающей республики, которая в последнем порыве еще могла вспомнить и Невскую битву, и Ледовое побоище, и Раковорскую победу, и, если перегнуть палку, устранить нейтралитет конницы архиепископа. Что тогда?

Расчет Ивана III полностью оправдался. Шесть с половиной лет, отделяющие Коростынский договор от зимнего похода Ивана в 1477–1478 годах, были временем постепенного умирания Новгородской боярской республики, завершившегося ликвидацией «призрака» новгородской свободы. Трудно говорить о какой-либо политической линии новгородского правительства в этот период бессмысленного метания из стороны в сторону. Поход Ивана III помог прекратить существование феодальной республики. Причем когда в 1477-м он пошел на Новгород, то сперва не думал его покорять. Его природная, мудрая осторожность строителя империи взяла верх. Он допускал продолжение существования новгородской республики. Сколько? Да сколько потребуется. Он с собой вез тетрадку, в которой были собраны документы, обосновывавшие его право на земли по Северной Двине. Собственно, он хотел отнять у Новгорода двинские земли, только приблизив его падение. Благоразумно и осторожно полагая, что присоединение такой огромной и богатой республики должно быть поэтапным. Но когда он пришел в Новгород, то о Двине разговора уже не было. Новгород сдался, и в январе 1478 года был присоединен к Москве, потому что его уже некому было защищать. Вернее, защищать бояр уже никто не собирался. В московском князе простые люди, недовольные боярством, возможно, увидели защитника своих интересов.

В январе 1478 года произошло политическое объединение северной Великороссии с ее центром, взявшим на себя инициативу создания единого Русского государства.

Великие события неизбежно порождают великие легенды. С крушением Новгорода связаны многие мифологические сюжеты. Вседержитель с распростертой под куполом Софийского собора рукой; плачущие иконы в новгородских храмах; разбитый вечевой колокол… Знамения, пророчества, видения… Михаил Клопский, Зосима Соловецкий, Марфа-посадница… Легенды и реальность переплетаются, создают причудливый исторический узор.

Но в целом надо признать, что в эти решающие годы мудрость проявил не только князь Иван, но и многие новгородцы, и в первую очередь новгородская православная церковь в лице архиепископа; разумным решением НЕ использовать по полной свою тяжелую «владыкину» конницу и самые крепкие на Руси укрепления.

Таким образом, в Новгороде существовал своеобразный триумвират управления: выборный посадник, выборный архиепископ и приглашенный князь, который находился под контролем посадника и архиепископа. И при этой сложной системе правления республики на все объединение с Московским государством, не без помощи церковных деятелей, ушло всего 7 (семь) лет. В других странах на такое уходили десятилетия, как во Франции (бургундские войны) и Англии (Война Алой и Белой розы). Или столетия, как в Германии и Италии. Или – эту проблему вообще не удавалось решить, как в мечтательно «сарматской» Польше или в не менее мечтательной Венгрии. А о метаниях украинских гетманов тут лучше и не вспоминать вообще. Последовательным оказался только Богдан Хмельницкий. Вот уж действительно – Богом дан. А его сын Юрий – уже ни в городе Богдан, ни в селе Селифан. Но в целом, подводя итоги о роли, духе и присоединении Новгорода, нужно сделать одно важнейшее замечание. Превратившийся в столицу боярского сепаратизма во 2-й половине XV-го века Новгород тем не менее имел в своей управленческой структуре исключительно сильного сторонника присоединения к Москве, а не к Польше и Литве – Новгородского архиепископа, который и склонил часу весов в сторону Москвы – и великого будущего единой России. Прямо надо признать, что сепаратизм новгородского боярства при этом отнюдь не исчез. И уже после присоединения мятежи, ереси и заговоры здесь воспроизводились довольно регулярно, пока не были жестоко подавлены Иваном Грозным. Но главное было сделано. И, хотя венчание на царство в России произошло в 1547 году, а повторное принятие титула императора российского – в 1721-м (ибо «царь», т. е. «цесарь», и «император» по сути имеют одно и то же значение), фактически Россия стала великой державой, вставшей в один ряд с Габсбургами Австрии и Испании, именно в 1478 году при объединении Москвы и древнего Новгорода. Хотя Псков и Рязань еще оставались независимыми, а Смоленск и Брянск под властью Литвы – главный шаг в построении великой Русской державы был сделан. Добавим сразу, что, хотя этот шаг делался не один год и потребовал много политических усилий, крови было пролито гораздо меньше, чем при присоединении Восточной (Левобережной) Украины во второй половине XVII века. Северный Великий Новгород, богатый, хорошо вооруженный, оказался мудрее южной Украины. Почему? Это мы увидим позже. Здесь же стоит еще раз отметить причину новгородского тупика – непомерную жадность новгородского олигархата. Как это назидательно для наших дней!!

Далее...
19.03.2017 10:53
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

До XV века Господин Великий Новгород – однозначно сильнейший на Руси. Особенно впечатляют результаты трех боев новгородцев с великими князьями Владимирскими. При Андрее Боголюбском Великий Новгород разбил вдрызг все его общерусское войско вместе с половецкими ханами. Это после победоносного-то взятия войсками Андрея Киева в 1169 году. Но под стенами северной столицы разгром был – страшный. Сражение вошло в историю как «бой баранов», так как новгородцы в насмешку отпускали пленных русских воинов и союзных им половцев по цене барана.

Через 50 лет – разгром великокняжеского войска владимирского вместе с Великим князем Юрием Всеволодовичем и его братом, другим сыном Всеволода Большое Гнездо Ярославом Всеволодовичем. Липицкая битва, описанная выше. Нокаут был таким звенящим, что Владимир в шоке от потерь сдался и открыл ворота без боя.

И, наконец, еще один пример. В 1316 году Великий князь Владимирский и Тверской идет в поход на Новгород. Однако ссора назревала давно, и новгородцы разгадали замыслы Михаила о решительном походе на Новгород. Они укрепили столицу, призвали жителей Пскова, Ладоги, Русы, корелов, ижерцев, вожан и серьезно готовились к битве. Получилось так, что, когда князь подошел к Новгороду, его встретило войско, не уступающее княжеской рати. Как пишет Карамзин, «князь имел еще друзей между новгородцами, но робких, безмолвных: ибо народ свирепо вопил на вече и грозил им казнью». Михаил был изумлен многочисленностью собранных Новгородом ратников. Он простоял некоторое время близ города и, тревожимый их малыми хорошо вооруженными и подготовленными отрядами с разных сторон, не отважился на решительные боевые действия, начав отступление. Чувствуя недостаток в провианте, жесткий прессинг северян, упадок духа в армии, князь решил идти назад ближайшею дорогой, сквозь дремучие леса. Там войско его окончательно потеряло дисциплину, управляемость и какую-либо организованность и между озерами и болотами не могло найти пути удобного. Кони, люди падали мертвыми от усталости и голода. Воины сдирали кожу со щитов своих, чтобы питаться ею. (Карамзин; Борзаковский.)

Пришлось бросить или сжечь обозы. Князь вышел в конце концов из этих мрачных мест с одной пехотой, малой числом, изнуренной и почти безоружной. Это было тяжелое поражение, причем без решительных сражений. Практически полная и одномоментная потеря всех рыцарских лошадей, таких дорогих и, что еще более важно, долго и с большим трудом обучаемых, была настоящей катастрофой для тверской дружины. Потому что эту потерю, в отличие от железных сабель, мечей и кольчуг, невозможно было восполнить в короткое время. Одним словом, поход закончился разгромом великокняжеской рати. Битвы с тевтонами и скандинавами также были славными для новгородского оружия. Хотя, конечно, высокая боеспособность объяснялась и хорошим вооружением новгородцев, имевших самую развитую экономику и уровень ремесла в эпоху древней Руси. Только этим можно объяснить, что новгородская пехота могла себе позволить атаковать суздальскую рыцарскую конницу снизу вверх, выбивая ее с укрепленных холмов.

Но в XV веке новгородские бояре заелись, превратились в олигархов, и боевая мощь новгородского войска стала падать. А московского, наоборот, расти. Новгородское боярство и духовенство стало больше полагаться на могущество новгородского рубля, чем на доблесть и силу новгородского войска. Так в 1428 году под Порховом новгородцы уплатили литовскому князю Витовту «за мир» 10 тысяч рублей – по тем временам огромную сумму. В 1441 году великий князь московский Василий Васильевич согласился на мир, получив выкуп с Новгорода в 8 тысяч рублей. Великий Новгород в XV веке уже не был той грозной военной силой, которая в XII–XIV столетиях не раз наносила поражения немцам и шведам, которая в XIII веке отстояла западные рубежи Руси, продемонстрировав доблесть новгородских воинов на берегах Невы и на льду Чудского озера, мужество новгородских ополченцев на полях под Раковором.

Одна из главных причин ослабления Новгорода началась с его боярской элиты. Сначала посадника новгородского избирали пожизненно. Ну, он, как правило, не доживал до смерти, его смещали, потому что шла постоянная борьба между боярскими группировками. Потом в середине XIV века был найден путь, который немного консолидировал боярство – избиралось одновременно 6 посадников. От каждого конца (их пять было) – по посаднику, а от Неревского конца – 2 посадника. Это был такой двойной большой конец, в нем числилось два соборных участка. Из этих шести человек, избранных пожизненно, каждый год выбирался главный (степенный) посадник. Если он хорошо проявлял себя на этом посту, ему продлевали срок, если нет, выбирали другого степенного посадника. Причем эта борьба за власть давала возможность боярам создавать некие средства социальной демагогии. И при шести посадниках в республиках сохранялась и конкурентность, и усердие власти в делах.

Скажем, борется боярин за власть и говорит жителям своего конца: вот вы поддержите меня, потому что сейчас правит вами боярин из другого конца, из другого района города; вот я приду к власти – все будет хорошо. Это создавало некоторую возможность балансировать вокруг власти. А потом, дальше, что получилось? Поднимается некое социальное недовольство в низах новгородских, и в начале 10-х годов XV в. стали выбирать уже не 6 посадников, а 16, потом – 24-х посадников, потом 36. То есть все боярские семьи уселись вокруг стола власти, около этого властного пирога. И всем им стало и уютно, и хорошо. Вот только качество управления начинает падать. Несмотря на сохранение должности степенного посадника. И тогда что появляется? В летописи пишут: нами правят бесправдивые бояре, у нас правды нету, у нас суда правого нет. Появляется повесть о посаднике Щиле-взяточнике, о посаднике Добрыне, который за взятку немцам разрешил сломать православную церковь и построить католический храм. И берестяные грамоты середины XV века содержат те же самые сюжеты недовольства боярством. Одним словом, зажравшиеся и потерявшие стыд олигархи погубили политическую мощь великого города.

Вечевой Новгород не только не сумел возглавить движение разрозненных русских земель к единству, но даже не ставил перед собой эту задачу. Республиканская форма государственности тех времен была жизнеспособной только в условиях феодальной раздробленности. Не случайно поэтому существование феодальных республик возможно было именно в XII–XIV веках.

Единственной политической силой, способной возглавить объединение русских земель в XV веке, была власть московского великого князя.

XV столетие было временем возникновения централизованных государств на всем Европейском континенте. Неизбежным следствием этого было поглощение республик соседними, более сильными монархическими государствами.

Изнутри крушение феодальных республик в XV веке было подготовлено развертыванием борьбы против олигархического управления государством. Борьба народных масс хотя и носила стихийный характер, объективно содействовала централизации.

Пятнадцатое столетие, разрушив традиционные средневековые торговые связи, переориентировав торговлю на обеспечение потребностей внутреннего экономического развития, ослабляло республиканские государства Венецию, Геную, Ганзу, в той или иной степени связанные с посреднической торговлей.

Пятнадцатое столетие стало трагическим для многих европейских феодальных республик. Генуэзская республика, потерпевшая поражение от Венеции в 1380 году в битве при Кьодже, неоднократно на протяжении столетия оказывалась под властью иноземцев.

Венецианская республика в XV веке потеряла многие свои владения на Средиземном море, и ее торговое могущество ослабло. Подобно расточительному наследнику, она продолжала существовать за счет накопленных богатств. Республиканское управление просуществовало здесь до наполеоновских войн только в силу незавершенности процесса политической централизации в Италии. Со второй половины XV века наметился упадок Ганзы – торгового объединения независимых городов-государств Балтийского побережья.

XV столетие с его поистине шекспировскими сюжетами и страстями и сегодня привлекает исторических романистов в их стремлении опытом истории выявить непреходящее, гуманистическое в этом опыте, раскрыть в прошлом социальные и социально-духовные предпосылки нашего нынешнего интернационального единства.

Специалисты-историки пока еще далеки от завершения политической и экономической характеристики каждой социальной категории Новгородской феодальной республики. И только оно, это завершение, может содействовать решению кардинального вопроса об общественной жизни Новгорода накануне его присоединения к Москве: определение социально-политического состава тех группировок внутри республики, которые тяготели соответственно к Москве либо были ее противниками.

Борьба сил централизации с силами сепаратизма переосмыслена у некоторых историков как конфликт великого князя с вечевым Новгородом.

Подобный подтекст не нов. Он характерен и для дореволюционной историографии, и для исторической беллетристики.

Он в ограниченности политической мысли летописца XV века и в романтической идеализации демократической литературы XIX века. Он в герценовской формуле: «Москва спасла Россию, задушив то, что было свободного в русской жизни». Подобная концепция определялась не столько исторической закономерностью, сколько политическими тенденциями XIX века, борьбой с самодержавием. Однако уже для Л.И. Герцена первоочередная заслуга Москвы – в «спасении России». В этом, как подчеркивает советская историография, смысл борьбы централизации с сепаратизмом в деле объединения Русского государства. Надо прямо сказать, что к середине XV века новгородская республика в лице своего боярства превратилась из промышленно-финансовой опоры Северной Руси (и, кстати, помогая Москве в собирании земли против задиристой Твери) в откровенно реакционную силу, заигрывающую и с Ливонским Орденом, и с польско-литовской знатью. Появилась откровенная угроза перехода Новгорода под руку польского короля, что стало бы тотальной катастрофой для русского народа и объединения Руси. Присоединение Новгородской земли к Московскому княжеству было не падением Новгорода, а крушением боярской новгородской олигархии.Конечное поражение новгородских бояр в борьбе с объединяющейся Великороссией было исторически неизбежно. Оно определялось общими закономерностями исторического развития Великороссии, приводившими к ликвидации феодальной раздробленности. Московский князь боролся за единство Руси. Новгородские бояре отстаивали изжившую себя феодальную раздробленность.

Известный советский историк В.Н. Вернадский, наиболее подробно исследовавший процесс объединения Новгорода с Москвой, показал закономерность крушения феодальной республики и глубокую прогрессивность акта присоединения Новгорода к Русскому государству: «Победа великого князя над новгородским боярством была победой нового порядка над изжившей себя стариной. В 1478 году произошло политическое объединение северной Великороссии с ее центром, взявшим на себя инициативу в создании объединенного Русского государства. В этом огромное историческое значение событий 1478 года, важнейшей вехи в истории образования объединенного Русского государства. Присоединением северной Великороссии был разрешен главный вопрос русской политической жизни XV века. Политическое объединение Великороссии отнюдь не означало ни гибели, ни экономического упадка северной Великороссии. Новгород перестал быть ее политическим центром, но жизнь Новгородской земли, вошедшей теперь в состав объединенного Русского государства, не только не остановилась, а стала снова развиваться быстрыми темпами».

К середине XV столетия стало очевидным не только реакционное моральное падение новгородского боярства, но и то, что время самостоятельности Новгорода подходит к концу. Это понимала и новгородская боярская верхушка. «Господа» прекрасно сознавала, что она уже не в силах сохранить свои политические позиции. Обогатилась, комфортно устроилась политически – при тридцати шести посадниках-то. И стремилась сохранить хотя бы земли. Сохранить любой ценой. Боярская олигархия уже тогда прикидывала, с кем выгоднее быть: с Москвой или Литвой? Выбор был ограничен. Отдаться под власть Ивана III значило объединиться с Великороссией; перейти к Казимиру – порвать с Русью. Союз с Москвой сохранял православие; коалиция с Литвой порождала угрозу не только со стороны униатов, но и непосредственно со стороны католического Рима. Подчиниться Москве – безусловно, лишиться столетиями нажитого багажа политической власти и малая степень вероятности сохранить землевладение в нетронутом виде. Угроза московских «выводов» витала над новгородскими землевладельцами. Перейти к Казимиру – повысить шансы не только на сохранение цельности земельных владений, но и на возможность участия в политической жизни: власть польского короля и литовского князя все-таки была ограничена шляхетским сеймом. Новгород раскололся. Оппозиция Москве была активной и действенной, она добилась не только приглашения из Литвы потомка киевских князей Михаила Олельковича, но и одобрения вечем союза Новгорода с Литвой. Договор означал полный разрыв с Москвой и переход под власть католической Литвы, хотя и с сохранением (это специально оговаривалось соглашением) традиционного православия.

Для Москвы наступил решающий момент. Реакция, как правило, осторожного Ивана III была молниеносной.


Далее...
19.03.2017 08:36
Политика History
Россия г. Москва

Документальный фильм: «Лаврентий Берия. Возвращение из небытия. Часть 1 и Часть 2.»
Режиссер: Юрий П. Рогозин, Автор: Юрий П. Рогозин, Спонсор фильма: Юрий П. Рогозин

Далее...
16.03.2017 13:55
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
Отношение к нашим предкам в средневековой Европе. В первую очередь – к новгородцам

В Новгороде, как и везде на Руси, можно оставлять золото или другие ценные вещи на улицах и в кабаках. Адам Бременский, германский купец.

Сегодня, в начале XXI века, наши соотечественники путешествуют по всему миру и с самыми разными целями. Кто едет в командировку, кто в отпуск, а кто-то путешествует в самом изначальном смысле этого слова, подобно Федору Конюхову или Туру Хейердалу. Одним словом, сбылась давняя мечта Геннадия Викторовича Хазанова, когда-то гневно вопрошавшего: «И сколько можно смотреть на мир глазами Сенкевича!!?». Относятся к нашим по-разному, да и люди едут тоже разные. «Русские – экстремалы». Распространенное мнение. Конюхов, Чагин, в кадре – Тактаров, Емельяненко и К. Нежелание покидать Нью-Орлеан после «Катрины» в 2005-м и Египет во время революции в 2011-м. Другие, особенно в чинной Европе, осуждают замашки шумных новых русских, порождая чудные и нелепые легенды типа: «Трое наглых русских туристов напали на двенадцать (!?) испанских полицейских и хорошенько (?) их поколотили (??)». В общем, комментарии разные, но в целом к нам явно привыкают, и русские люди становятся такими же неотъемлемыми персонами мировых просторов, как русские космонавты, непрерывно бороздящие… – просторов космических. Несмотря на всяческие санкции и контрсанкции. И, как говаривал классик, процесс, товарищи, пошел. Но вот вопрос. Наши ездили по миру и до Николая, и начиная с Горбачева. А как было раньше, особенно существенно раньше, до Петра I? И оказывается, что в средние века наши люди были гостями частыми и в Европе, и в Азии. А в XIV веке поток Русских «гостей», и купцов, и князей, достиг пиковых значений до времен Петра Алексеевича. И каково к ним было отношение?

Новгородцы, смоленцы, ладожане не только ждали к себе купцов-гостей, но и сами регулярно плавали по морю в Данию, в Любек и в Шлезвиг. И воистину удивительное дело! Почему-то немцы очень высоко оценивают русских коллег. Они не только не считают наших предков нечестными и вороватыми, но, наоборот, отдают им предпочтение перед «своими». Сила русского авторитета такова, что уважение перед русскими отражается и в документах. Русские считаются людьми глубоко порядочными, их слово надежно, а доверенные им товары и золото они никогда не присвоят. В этом, говорится, отличие русских земель от земель скандинавских и жителей Юга.

В конце XIV века Ганзейский союз (от средненемецкого Hanse – союз, товарищество) включал больше сотни городов, в том числе и Дерпт, Ригу, Ревель. Он владел монополией на торговлю в масштабах Европы. Столицей Ганзы был город Любек – тот самый, привилегию на торговлю в котором дал северным русским германский император Барбаросса. Любек решал споры между членами Ганзы, решал, будет ли Ганза воевать и какие города выступят с войском. В нем собирались съезды Ганзы.

Основой торговли и финансовых операций Ганзы были конторы в Новгороде, Брюгге (Фландрия), Лондоне, Венеции, Бергене (Норвегия). Любек – основной перевалочный пункт на сухопутном и речном пути из бассейна Балтики в Северное море. Новгород лежал в начале торговых путей, связывающих Балтику с Черным и Каспийским морями, Восточную Европу с Западной. Новгород стал очень важным, непременным партнером Ганзы, одним из основных городов Северной Европы.

Политика Ганзы во всех странах была проста: система разрешений и сдержек. Ганза жестко давила английских, фламандских и голландских купцов. Страх перед конкурентами? Не только. В Ганзе почему-то считалось, что англичане и голландцы не умеют учитывать интересов партнеров, не «живут вместе с другими», а всегда держатся сами по себе. Купцов из Новгорода немцы тоже пытались потеснить до Балтики. Но действовали чисто экономическими методами, никогда не запрещая русским торговать в других городах или открывать там конторы.

Ганза монополизировала торговлю с Новгородом. Только члены Ганзы имели право учить русский язык(!!!), торговать с русскими, а самое главное – давать русским ссуды деньгами или товаром. Почему?! Оказывается, русские – очень надежные партнеры, они всегда отдают долги, и со всеми процентами. Ссудить русскому купцу денег считалось выгодным дельцем. При этом Ганза никогда не запрещала самим русским торговать в ганзейских городах и давать ссуды немцам или другим европейцам – члены они этого союза или нет. Получается, Ганза вводила своего рода «привилегию наоборот» – привилегию для русских в ущерб «своим».

Например, купцы из Лондона не имели права давать ссуды немцам. И торговать могли не везде. То же относилось и к голландцам с итальянцами.

Русских же купцов немцы считали честными и надежными. В Ганзе действовал закон, согласно которому проторговавшийся русский купец не мог быть арестован ни в этом, ни в любом другом городе Ганзейского союза. Это может показаться странным. Действительно, почему? Это было время очень жестоких законов. Если суд устанавливал, что купец не может отдать долги или у него кончились средства, его могли приговорить даже к смертной казни, к пыткам раскаленным железом или отсечению рук и ног. Долговая тюрьма – каменный застенок или земляная яма, где «дебитор» был обречен сгнить заживо, – это еще далеко не самый страшный результат работы судебных исполнителей того времени по взысканию просроченных задолженностей.

Достоверный факт: германский архитектор, построивший один из храмов Кракова, не смог вовремя отдать ссуду. Он не отказывался от долга, только просил отсрочки. По приговору суда мастер, построивший прекрасный храм, был ослеплен. Рукой палача ему на базарной площади выжгли оба глаза раскаленным прутом. Естественно, после этого заимодавец уж точно не получил обратно своих денег.

А финансово несостоятельного русского купца не казнили и не истязали. Его, даже в стельку пьяного (с горя, от торговых неудач, конечно) где-нибудь в прибрежных кустах долины Рейна, отправляли домой, в Новгород, за свой счет, чтобы он мог опять начать торговлю и отдать долги.

Таких правил в Ганзе не было по отношению ни к каким другим купцам – ни немецким, ни английским, ни шведским, ни голландским, ни фламандским. Привилегия русским, однако. И какая! Просто фантастическая. Ведь какими бы русичи ни были классными, крутыми и честными парнями, ТАКИЕ привилегии подсознательно (да и сознательно тоже) тянут на определение – «перебор». Ну просто супербратские отношения. И тогда, если поразмыслить, нужно признать, что в этих отношениях просматриваются еще и льготы. Льготы – для самых важных, выгодных и просто необходимых торговых партнеров. И понимание, что Республиканский Новгород и великокняжеская Москва, согласованно защищают свои общие торговые интересы. А значит – имеют зрелую, устойчивую государственность и внешнюю политику. Что и привело к созданию Русского Царства.

Далее...
15.03.2017 12:25
Политика History
Россия



Секретный доклад о предателях Родины.

Телеканал «Звезда» начинает серию публикаций из так называемой «Особой папки» Сталина - это особо важные документы, которые ложились на стол Генерального секретаря ЦК ВКП (б). Часть из этих докладов засекречена до сих пор, но с некоторых, которые и вошли в эту рубрику, недавно снят гриф секретности. Для публикации выбран период с 1944 по 1953 годы - с того времени, как Красная Армия начала успешно наступать против гитлеровских войск, до смерти Иосифа Сталина.



Публикующиеся документы позволяют почувствовать дух и общее настроение той суровой эпохи - за скупыми цифрами и перечислениями захваченных диверсантов, уничтоженных врагов и подсчетом уничтоженных в Крыму фашистами мирных жителей стоит исковерканная войной страна.



Первый документ - доклад Сталину о том, как войска НКВД зачищают тылы наступающей Красной Армии, датированный 8 января 1944 года. В рассекреченной бумаге говорится, что только в 1943 году органы госбезопасности задержали на освобожденных от немецких войск территориях почти миллион (931 тысячу) человек. Среди них - 582 тысячи военных и 349 тысяч гражданских.



Но только 80 тысяч из общего числа задержанных было разоблачено и арестовано по разным обвинениям - как говорится в докладе, это 4822 немецких агента, 14626 изменников и предателей, 5663 полицейских и карателей, 21022 немецких ставленников и пособников, 23418 дезертира, 929 мародеров и 9816 - прочий преступный элемент.

Также в документе «Особой папки» сообщается, что было задержано 95 агентов-парашютистов германской разведки - их передали органам «Смерша». Отдельно в докладе подчеркивается, что больше всего задержанных - в тылах Западного, Белорусского и 3-го Украинского фронтов.



Известно, что уже в 1943 году в тылах Красной Армии действовали вооруженные банды - ликвидировано 114 таких группировок, в которых состояли преимущественно дезертиры и пособники немцев. Войскам НКВД часто приходилось вступать в настоящие боестолкновения с бандитами и диверсантами - так, в документе на имя Сталина указано, что только в тылах Карельского фронта в 1943 году произошло 29 боев с разведчиками и диверсантами противника.



При этом, кроме выполнения основных задач по охране тылов, войска НКВД привлекались для участия в боях с регулярными немецкими частями - для этого, как говорится в докладе, было задействовано три полка и три неотдельных батальона. Доклад о деятельности войск НКВД подготовлен от имени Лаврентия Берии.

Далее...
13.03.2017 13:20
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Архиепископ. За единую Россию

В Новгородской республике между Церковью и государством царила гармония. Более того, нигде в других городах и княжествах древней Руси Церковь не была так тесно связана с государственной жизнью, как в Новгороде. При этом православные новгородцы ставили Церковь выше государства. В других русских землях, возглавляемых князьями, такого сознательного и основанного на свободной воле единства гражданского общества, как в Новгороде, не было. В русских княжествах существовало разделение властей. Главой светской власти был князь, церковной – местный епископ. Поэтому при всем теснейшем сотрудничестве светской и церковной властей другим русским землям не удавалось приблизиться к новгородскому идеалу.

Святая София была владычицей и покровительницей города и государства. На земле ее представлял всенародно избранный архиепископ. Он, по словам Н. Костомарова, был живым выражением власти Святой Софии над Новгородом. Новгородский владыка был духовным вождем нации. По мере утраты князьями в Новгороде властных функций, монархическое начало все более и более сосредотачивалось в архиепископских палатах. Постепенно вокруг владык сформировался двор, подобный княжескому. Такое подробное описание боярства, веча и теократии республиканского Новгорода вовсе не случайно. Автор хотел показать, что в целом традиции государственности в Новгороде были несравненно более глубокими, со своим внутренним стержнем и более прочными, чем на Украине, практически без борьбы оказавшейся под властью Польши. И роль новгородской теократии и ее главы – архиепископа – была самой мудрой при процессе создания единой России.

Система избрания главы Церкви была совершенно различной в Новгороде и Москве, что определялось различиями в их политическом строе. Митрополита избирал освященный собор, при этом решающее слово принадлежало московскому государю. Из претендентов нередко одерживал верх тот, кто мог заплатить в казну больше денег. В Новгороде право избрания владыки принадлежало новгородскому вече. Шансы на избрание имели лишь наиболее популярные в республике и авторитетные иерархи. Нередко на архиепископский престол избирались простые священники или монахи, не имеющие сана. В Новгородской республике не существовало церковной бюрократии, поэтому никакая карьерная лестница к архиепископской кафедре не вела. Протекция, деньги, знатность не имели значения. От кандидата на высшую церковную должность требовались необходимые личные качества и глубокое народное уважение. Владычество в Новгороде было одним из важнейших государственных институтов республиканского времени, сравнимым с постами посадника и тысяцкого. Свидетельство тому – регулярное с середины XII века избрание новгородского епископа из среды местного духовенства, проводимое светскими лицами на вече. Не подлежит сомнению тот факт, что система выбора владыки на вече, не фиксируемая в других городах Руси, является одним из результатов политических и социальных реформ XII века в Новгороде. Высшие должности в республике могли занимать только коренные новгородцы.
Некоторое исключение делалось лишь для приглашаемого князя. На архиепископа это исключение не распространялось. Почему? Потому что он, в отличие от князя, избирался на свое служение пожизненно и сместить его, опять же в отличие от князя, было не так легко. И самое главное: в Новгороде князь не обладал реальной властью, а архиепископ был носителем почти всей ее полноты. Только в ранний период церковной истории на новгородскую кафедру епископы присылались из Киева, позднее они избирались из коренных жителей Новгорода. При выборе себе архипастыря новгородцы держались неизменно одного правила: чтобы он был из местного духовенства, черного или белого, а затем обращали внимание только на достоинства избираемого, нимало не стесняясь его саном. Почему главу новгородской архиепископии избирали на вече? В древней христианской Церкви епископа выбирали и клирики, и миряне. Таким образом, в практике избрания епископа новгородцы не были оригинальны – они только следовали апостольской традиции. Как правило, на рукоположение в архиепископа вече выбирало трех кандидатов. Их имена писали на жребиях, которые клали на престол собора Святой Софии. Служили литургию. После окончания богослужения тянули жребий, который и определял имя нового владыки. Новгородцы считали, что именно таким образом лучше всего совершается божественное волеизъявление. Они говорили: «Не хотим избрания от человека, а желаем принять извещение от Бога – кого Бог захочет и Святая София». Но была и еще одна причина, по которой новгородцы избирали владыку сначала на вече, а затем жребием. Какая же? Она заключалась в том факте, что архиепископ в Новгороде не только возглавлял Церковь, но и был одним из главных государственных лиц республики. А все, что имело в Новгороде власть, силу и влияние, окончательно, по исконному народному понятию, надлежало исходить из народной воли. И отсюда необходимость избрания владыки на вече. Жребий же служил гарантией того, что архиепископский сан получит не ставленник какого-либо боярского клана, а человек, чуждый внутриполитических симпатий и заботящийся о всеобщем благе. Владыка стоял выше партий и выражал единство республики. Чтоб сделать реальной его независимость, кандидаты, избранные вечем, подвергались жеребьевке.

Основу хозяйства новгородских монастырей составляли принадлежавшие им земли. Монастырские угодья постоянно расширялись. В XIV–XV веках произошел особенно быстрый рост монастырских землевладений, «в результате которого из десятилетия в десятилетие совершалось перераспределение земельного фонда Новгородского государства в пользу монастырских вотчин. В XIV и особенно в XV веке монастыри стали играть важную роль в экономике Новгородской республики. Рост богатства монастырей не только укреплял их иммунитет, но и приводил к усилению их воздействия на государственный аппарат. Имеются факты, позволяющие говорить о своего рода сращивании мирской администрации Новгорода с администрацией некоторых монастырей». Бесспорное главенство среди всех новгородских обителей принадлежало Юрьеву монастырю. Его настоятель носил особый титул – «новгородский архимандрит». Назначал его не архиепископ, а вече. Новгородский архимандрит, наряду с посадником и тысяцким, являлся одним из высших должностных лиц республики. От новгородского архиепископа Юрьев монастырь и его архимандрит почти во всем были независимы. Эта самостоятельность объяснялась тем, что монастырь принадлежал юрисдикции веча. Более того, Юрьев монастырь не был единственной обителью, независимой от архиепископа. Автономией пользовались также те монастыри, ктиторство над которыми принадлежало пяти новгородским концам. Каждый из них имел свой монастырь, находившийся в его юрисдикции. Кончанские монастыри были для жителей концов не только средоточием церковной жизни, но и теократической основой местного самоуправления. Игумены этих монастырей, занимая видное положение среди руководителей концов, скрепляли своими печатями грамоты, составленные кончанской администрацией.

В Новгородской республике существовали десятки монастырей, ктиторами которых были влиятельные и богатые боярские семейства. Они десятилетиями строили и содержали эти монастыри на собственные средства. Такие обители становились их родовыми духовными гнездами. В стенах этих монастырей боярские семьи имели фамильные усыпальницы. Бояре, желавшие принять иноческий чин, постригались там в монашество. Все монастыри, основанные боярами одного из новгородских концов, подчинялись главному монастырю этого конца. Настоятелей родовых обителей возглавлял игумен кончанского монастыря. Во главе игуменов кончанских монастырей стоял архимандрит Юрьева монастыря. «Таким образом, новгородскую архимандритию следует представлять себе в виде особого государственного института, независимого от архиепископа, подчиняющегося вечу и формируемого на вече, опирающегося на кончанское представительство и экономически обеспеченного громадными монастырскими вотчинами».

Как уже было сказано, в Новгороде существовали параллельные властные структуры, которые возглавляли наместник, тысяцкий и князь, выбранные на вече. Как видим, подобные структуры имелись и в церковной сфере. Для чего это было нужно? Для предотвращения узурпации власти и для функционирования подлинного теократического народовластия. Архиепископ, возглавлявший белое духовенство, получал власть от веча. Новгородским монашеством руководил архимандрит Юрьева монастыря, но свой пост он также принимал от народного собрания. Таким образом, народ, составлявший Новгородскую Церковь, вручал власть своим вождям и контролировал ее.

Продолжение следует...

Далее...
11.03.2017 12:32
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Давним связям с европейским западом и севером Великий Новгород, русский Нью-Йорк нашего средневековья, обязан своим происхождением и местоположением на перекрестке важнейших водных путей: пути «из варяг в греки» и балтийско-волжскому пути. Судя по топографии кладов арабских монет, оба эти пути сходились в озере Ильмень и шли далее через Великий Новгород по Волхову в Балтийское море. Благодаря этому Великий Новгород непосредственным образом был связан как с европейским севером и западом, так и с востоком и югом. Великий Новгород был главными воротами, через которые восточное серебро поступало в балтийский регион. А позже, с XIII века, наоборот, германское и чешское серебро шло на Восток. Согласно новейшим исследованиям в области археологии, антропологии и лингвистики, заселение Новгородской земли, а следовательно, и формирование населения самого Великого Новгорода, происходило не с юга, как считалось прежде, а с южного побережья Балтики. Поселившись в бассейне озера Ильмень, выходцы из южной Балтики не утратили связи со своей «прародиной». Тесные контакты Великого Новгорода и Новгородской земли с западнославянскими землями в X–XI веках демонстрируют разнообразные археологические и нумизматические материалы. В Новгородской земле зафиксировано наибольшее количество кладов западноевропейских монет, которые начали поступать сюда в XI веке. Среди них преобладают монеты Германии, Англии, Дании; аналогичный состав наблюдается и в кладах западноевропейских монет, исходящих с территории Померании и Пруссии, т. е. с южного побережья Балтики, что также свидетельствует о безусловном родстве как самих кладов, так и названных регионов. Об устойчивых связях Великого Новгорода с южно-балтийским побережьем в раннее время (X–XI вв.) свидетельствует сходство сплавов цветных металлов, из которых были изготовлены некоторые изделия, исходящие из Великого Новгорода и из земель южной Балтики. Кроме того, многие готовые изделия, которые встречаются при раскопках Великого Новгорода в слоях X–XI веков, имеют общебалтийский характер. В последние десятилетия на Городище и в Поозерье обнаружены различные материалы IX века западнославянского происхождения. Среди них хлебные печи, наконечники стрел, некоторые типы керамики, имеющие прямые аналогии в материалах польского Поморья. Подобные предметы обнаруживаются также в самых ранних городских слоях, которые датируются серединой – второй половиной X в. Черты сходства обнаруживаются между Великим Новгородом и западно-славянскими землями и в устройстве валов, домостроительстве, изготовлении музыкальных инструментов. В частности, конструктивные особенности лировидных гуслей, найденных в Великом Новгороде, Гданьске и Ополе, оказываются идентичными и восходят к единой «школе» строительства этих музыкальных инструментов. Особого внимания заслуживают палеоботанические исследования, активно проводящиеся в последние годы на памятниках Великого Новгорода, Городища и Паозерья учеными из Кильского университета.

Предварительные результаты этих работ показали, что набор злаковых культур, распространенных в Новгородской земле в IX–XI вв., был аналогичен ассортименту злаков, культивировавшихся в славянских памятниках южной Балтики (Ольденбург), и существенно отличался от набора злаков, наиболее употребительных в то же время в расположенном по соседству с Ольденбургом скандинавском Хедебю. Перечисленные факты делают несомненным наличие тесных культурно-исторических и торговых контактов Новгородской земли и ее центра с западнославянскими землями в IX–XI вв. Вместе с тем балтийско-волжская и балтийско-днепровская водные магистрали стали теми путями, по которым в IX в. двигались скандинавы, осваивая новые территории для торговли. Следовательно, к моменту возникновения Великого Новгорода в X в. в истоке Волхова этот район был теснейшим образом связан как с западом, так и с севером Европы. Начавшиеся в IX в. контакты с северной Европой носили не только торговый, но и политический характер, что нашло отражение в призвании князя, династических браках, политических союзах. Что касается археологических материалов, то среди них обнаруживается в слое середины XII в. слиток золотистой бронзы аналогичный слиткам, происходящим с острова Готланд.Кроме того, как показал металлографический анализ, в XII в. широко распространяются предметы из цветных металлов, имеющих тесную химико-металлургическую связь с металлом Швеции. Таким образом, для XII в. характерны тесные связи Великого Новгорода со странами северной Европы, а именно: с Данией, Швецией и особенно с Готландом. Вместе с тем в XII в. в балтийской торговле происходят существенные перемены, вызвавшие появление на Балтике немецких купцов. Во второй половине столетия немецкие купцы обосновались на Готланде, который был центром балтийской торговли в то время, и основали там свою колонию. Со временем они установили контакт с давними партнерами готландцев – новгородцами – и постепенно потеснили купцов Готланда с ведущих позиций в новгородской торговле. В связи с этим примечателен конфликт, происшедший в Готланде в 1188 г. между новгородскими и немецкими купцами (очевидно, это было первое столкновение между новыми торговыми партнерами). Суть конфликта заключалась в том, что у новгородских купцов, прибывших торговать на Готланд, несправедливо были конфискованы товары. Эта акция вызвала ответные меры новгородцев, которые отправили находившихся в Великом Новгороде иноземных купцов без мира и без сопровождающего, а своих купцов не пустили на следующий год «за море». Однако взаимная заинтересованность сторон в продолжении торговли потребовала скорого урегулирования конфликта, что выразилось в заключении в 1191–1192 гг. торгового договора новгородским князем, посадником, тысяцким и всеми новгородцами с послом Арбудом, со всеми немецкими сынами и готами. Примечательно, что на первом месте после имени посла названы «немецкие сыны» как главные действующие лица конфликта. Данный договор является первым дошедшим до нас торговым договором Великого Новгорода с западными партнерами. Между тем в нем содержится ссылка на «старый мир», который был заключен, вероятно, с Готландом еще в первой половине XII в., когда в Великом Новгороде был основан Готский двор. В договоре конца XII в. были впервые письменно закреплены сложившиеся на практике правила торговли. Прежде всего устанавливалось: любое спорное дело между торговыми партнерами не могло быть поводом для конфискации товаров или прекращения торговли. Кроме того, согласно договору, необходимо было предъявлять иск только виновным лицам, а не наказывать всех немецких или новгородских купцов в случае нарушения одним из них правил торговли («немца не сажати в погреб в Новгороде, ни новгородца в немцах, но емати свое у виновата»). Эта статья закрепляла юридические нормы торговых отношений на будущее.

Вече и выборы

Вече. Вся автономия Великого Новгорода опиралась на вече – народное собрание. По старым русским понятиям, вече, в обширном значении, не было чем-нибудь определенным, юридическим; под этим названием вообще разумелось народное сходбище, и потому вечем называлось и такое сходбище, которое, с нашей точки зрения, может назваться законным, то есть правосознательное собрание народа, рассуждающего о своих делах, и такое, которое выделяется из прочей массы народа, кружок, иногда и в противоречии с общею волею народа – мятежный скоп. Так в Киевской летописи под 1169-м годом записано, что новгородцы начали веча делать по дворам тайно на князя своего. В этом смысле и сходбище военной рати на поле войны также называлось вече. Когда случались разноголосицы в Новгороде и разом возникали противные друг другу собрания народа, каждое из них равным образом называлось вече. Так, в 1342 году составилось два сборища, враждебные одно другому, одно на Ярославовом дворе, другое на Софийском, и оба назывались вечами. То же повторилось по поводу посадника Есипа Захарьина в 1388 году, когда Софийская сторона была против посадника, а Торговая за него. При такой неопределенности значения вече немудрено, что, тогда как единодержавный порядок стал брать верх, понятие о вече переходило в понятие о мятеже и слово «вечники» в Москве стало значить то же, что буяны, разбойники. Однако при неопределенности общего значения слова, вече существовало, в Новгороде, отдельно от всякого веча, большое вече, т. е. полное законное собрание, и оно-то юридически составляло верх законной власти и правления Великого Новгорода.

К сожалению, подробностей, относящихся к его существованию, так мало, что многие важнейшие вопросы остаются пока неразрешенными. Право собрания большого веча представляет ту же неопределенность. Это право не принадлежало только сановникам, облеченным властью или правительственною обязанностью. Созвать вече – значило представить дело на обсуждение народа, и потому всякий, кто считал себя вправе говорить пред народом, мог и созвать вече. Удар в вечевой колокол был знаком, что есть требование народного голоса. Случалось, созывал вече князь; но это не по какому-нибудь особенно признанному за ним праву, а потому, что князь как правитель, естественно, имеет и поводы, и необходимость говорить с народом. Вероятно, веча собирались и посадниками, которые, будучи предводителями, находились в необходимости советоваться с народом. Неизвестно, существовали ли какие-нибудь правила, чтобы не допускать неправильных созывов веча. Могли не существовать вовсе. Предполагалось, что с таким делом шутить было опасно, и, следовательно, всякий побоялся бы беспокоить напрасно весь народ. Случалось, однако, что смельчаки, надеясь на подобранную заранее партию, созывали вече и, поддерживаемые своими сторонниками, проводили свои планы – низвергали власти, устанавливали иные. Таких называли коромольниками. Вече устанавливало приговоры по управлению, договоры с князьями и с иностранными землями, объявляло войны, заключало мир, призывало князей, избирало владык; делало распоряжения о сборе войска и охранении страны; уступало в собственность или в кормленье земли; определяло торговые права и качество монеты; иногда ставило миром церкви и монастыри; устанавливало правила и законы – было таким образом законодательною властью, а вместе с тем являлось судебною, особенно в делах, касающихся нарушения общественных прав. Относительно права участия на вече и порядка собрания нет таких подробных сведений, которые бы могли дать об этом ясное понятие. Все граждане, как богатые, так и бедные, как бояре, так и черные люди, имели право быть на вече деятельными членами. Цензов не существовало. Но только ли одни новгородцы, жители города или всей Новгородской Земли, могли участвовать на вече – не вполне известно; из классов народных, упоминаемых в грамотах, видно, что там участвовали посадники, бояре, купцы, житые и черные люди. Оставляем в стороне посадников: они могли участвовать потому, что были прежде сановниками, – тут ясно само собою. Бояре-землевладельцы были сами собою уже представители не города, а всей земли; боярин мог жить в своем имении где-нибудь на Води или на Двине и приехать оттуда подавать голос на вече. Отход из Новгорода в Новгородскую Землю не лишал права гражданства: мы видим пример, что, отошедши на Вагу, Онисифор Лукич был после воеводою и посадником. Жившие на Двине, в отдаленной земле, бояре назывались все-таки новгородцами, и были между ними дети посадников, сохранявшие это наименование. Точно так же и купцы составляли класс по занятию, а не по месту жительства и, следовательно, могли проживать не в Новгороде, а в пригороде и также подавать голос; так точно мы и встречаем купцов, называемых новгородцами, но которые проживали в Торжке и в Русе – потому что там строили церкви. Житые люди участвовали на вече как жители концов, потому что при отправке посольств обыкновенно выбирались житые люди от концов (хотя, впрочем, есть примеры, что и бояре от концов выбирались). Что касается до черных людей, то участие их несомненно, но как оно совершалось – неизвестно: те ли участвовали, кто был в городе, или из волостей присылали как-нибудь выборных. Неизвестно, в какой степени, и когда, и как участвовали в новгородском вече пригороды и волости. Есть указания, что вместе с новгородцами участвовали в решении дел и пригородные жители. Эти указания не позволяют сделать заключения, что пригороды постоянно участвовали на вече корпоративно; но несомненно, что жившие в пригородах могли участвовать как новгородцы. Неизвестно, был ли какой-нибудь способ поверки приходивших на вече для предупреждения прихода тех, которые права на это не имели. Едва ли был. Место отправления собраний на воздухе и способ созыва звоном колокола заставляют предполагать неудобство к этому; притом же, когда веча собираемы были частными людьми, там уже не могло быть поверки. Вече не могло толково обсуждать подробности сложных и важных дел. Оно могло только, выслушав готовый доклад по делу, принять его или отвергнуть. Такие доклады подготовлялись для вечевых собраний особым правительственным советом. В него входили все важнейшие новгородские сановники – посадники и тысяцкие, как те, которые были в должности («степенные»), так и те, кто уже оставил должность («старые»). Во главе совета стоял в древнейшее время князь, а потом – «владыка». Совет назывался по-новгородски «господою»; немцы, торговавшие с Новгородом, называли его «Herren». Вся государственная жизнь Новгорода подлежала владению «господы»; она руководила и внешними сношениями, и вечевою деятельностью. Чем далее шло время, тем влиятельнее становился в Новгороде этот аристократический совет.

Избирая себе князя, новгородское вече вступало с ним в договор или «ряд». Оно обязывало князя целовать крест на том, на чем целовали Новгороду крест его предки: «Новгород держати в старине по пошлине». Само же вече целовало князю крест на том, чтобы его «княжение держати честно и грозно без обиды». По новгородской «пошлине», то есть по старому обычаю, князь в Новгороде был высшею военною властью. Он предводительствовал новгородскою ратью. Среди своих внутренних ссор и усобиц новгородцы очень нуждались в справедливом посреднике, который бы ни от кого из них не зависел, «любил добрых и казнил злых». Таким посредником и являлся князь. Но, чтобы сам князь не обратил своей власти против Новгорода, новгородцы ставили ему ряд условий. Они рассматривали князя как постороннего Новгороду иноземца и потому обязывали его и его дружину не приобретать в Новгородских владениях земли и челяди и не торговать самому, без посредства новгородских купцов, с немцами на немецком дворе. Таким образом, князь не мог никакими путями войти в состав новгородского общества и всегда оставался для Новгорода посторонним. В ту минуту, когда вече «показывало ему путь из Новгорода», то есть отказывало ему от власти, князь терял всякую связь с Новгородом и сейчас же мог оставить Новгородские пределы. Как постороннее Новгороду лицо князь и жил не в самом Новгороде, а верстах в трех от Новгорода, ближе к Ильменю, в так называемом Городище. Править Новгородом князь обязывался, не изменяя новгородских законов и порядков, притом с постоянным участием посадника, избранного вечем. Посадник сопровождал князя на войну, присутствовал при княжеском суде, вместе с князем назначал должностных лиц на низшие должности – словом, контролировал каждое действие князя. Управлять Новгородом князь должен был исключительно посредством новгородцев, никуда не назначая своих дружинников; кроме того, и сам он должен был находиться в Новгородских пределах, а если уезжал оттуда, то терял право управлять Новгородом. За свою службу Новгороду князь получал «дары» и «дань» в точно определенном размере и, сверх того, пользовался разными угодьями и правом охоты в особо отведенных местах. В свою очередь князь давал новгородцам различные льготы в своем княжестве, откуда он был приглашен в Новгород.

Выборные новгородские сановники, посадник и тысяцкий, вели текущие дела управления, помогая князю и в то же время наблюдая за ним. Посадник ведал гражданскими делами, а тысяцкий был предводителем новгородской «тысячи», то есть ополчения. В ведении посадника находились выборные старосты концов («кончанские», «конецкие») и улиц («уличанские», или «улицкие»). Тысяцкому были подчинены сотские – начальники десяти «сотен», составляющих тысячу. В древности всегда бывало так, что каждый чиновник не только управлял, но и судил своих подчиненных; по общему обычаю, был свой суд и у посадника, и у тысяцкого. Вече выбирало этих сановников без срока; они были на степени, то есть правили свою должность, пока были угодны вечу. Посадник всегда выбирался из знатнейших и богатейших новгородцев, из больших «бояр», и поэтому был представителем новгородской аристократии. Напротив, тысяцкий представлял собою всю новгородскую массу, входившую в «тысячу».

Управление пятин новгородских и пригородов находилось в руках выборных новгородских властей. Пятины и пригороды были приписаны к «концам» Новгорода и сносились с Новгородом через свой «конец». Что же касается до новгородских «земель» и «волостей», то степень и порядок их зависимости от Новгорода трудно определить. Ими правили, скорее всего, новгородские промышленники, которые в них заводили свои промысла и устраивали свое частное вотчинное управление.

Новгородский владыка, архиепископ, не только ведал новгородскую церковь, но имел большое значение и в политической жизни Новгорода. Он занимал первое место в новгородском правительственном совете. Он следил за деятельностью веча: всякое решение веча обыкновенно требовало «благословения» владыки; в вечевых распрях владыка являлся примирителем, входя в бушующую толпу в священном облачении и с крестом. В сношениях с иноземцами владыка часто являлся на первом месте: он своею печатью скреплял договорные грамоты, к нему иноземцы обращались за покровительством и защитою, когда их обижали в Новгороде. Двор владыки у Софийского собора и самый собор св. Софии были правительственным центром, где собиралась «господа», хранился государственный архив Новгорода и богатая Софийская церковная казна, на которую новгородцы смотрели как на государственную. Владыка управлял громадным количеством церковных новгородских земель. У него был свой штат чиновников и служни («софияне») и свой «полк» отборной тяжелой конницы, отдельно от общего новгородского ополчения. Понятно, почему новгородцам было важно самим выбирать своего владыку, а не получать назначенного со стороны.

Новгородцы обладали мощной идеологией, которая на протяжении столетий доказала свою жизнестойкость. Внешним проявлением этой идеи было прославление Господина Великого Новгорода и созидание его политического могущества. Но еще более важной составляющей частью идеи являлось служение Святой Софии. Безусловно, для православных новгородцев духовное содержание идеологии было существенней ее внешней формы, которая для них являлась только видимым, осязаемым воплощением идеи служения Святой Софии, Премудрости Божией. В политической символике Великого Новгорода его сувереном, носителем верховной власти представлялась сама Святая София. Святая София была не только именем всей поместной новгородской церкви, как это выражалось в формуле: «Святая Соборная и апостольская церковь Святой Софии». Это было имя самой республики, от этого священного имени писались договоры и торжественные грамоты, ей приносили присягу князья и власти. Она мыслилась собственницей новгородских земель, особенно церковных («дом Святой Софии»). В ней народная воля нашла себе небесный символ, свободный от капризной изменчивости настроений толпы. «Умрем за Святую Софию!» – боевой клич новгородцев. С именем Святой Софии на устах новгородцы сражались с захватчиками за свою свободу. Они твердо верили в то, что Новгородом посредством различных властных структур правит Сама Святая София. На поле брани они умирали не за какие-либо общественно-государственные институты, а за Божию Правду, которую хранил Великий Новгород. Для новгородцев само существование их города и республики было явным проявлением Божией Премудрости на Русской земле. Поэтому не удивительно столь сугубое почитание новгородцами Святой Софии. Они неизменно и усердно молились Ей о Новгороде, свято веря, что общественное и личное, духовное и земное благосостояние возможно только благодаря постоянному воплощению промысла Божия в жизни их государства.

Святая София имела у новгородцев осязаемый символ – Софийский собор. Значение этого собора для Новгорода было столь велико, что новгородский летописец смело утверждал: «Где Святая София, тут Новгород!» Новгород был республикой – Господином Великим Новгородом. Собор Святой Софии являлся его духовным центром, и существовало поверье, что Новгород охраняется «Божественной Премудростью». Софийский собор использовался не только для богослужения. Он являлся местом, где проходили различные государственные акты и торжественные церемонии, устраивались, например, приемы иностранных послов; здесь размещались библиотека и архив древнего Новгорода, хранились исторические ценности города, образцы мер и весов. Под звон Софии на площади перед собором собиралось всенародное вече, устраивались проводы воинов и встречи победителей. Собор Святой Софии воспитывал в новгородцах национально-патриотические чувства. В нем располагался пантеон героев и выдающихся деятелей Новгородской республики. Церковь Святой Софии имела патрональное значение для Новгорода и всей его земли. Там хоронили владык, иногда князей и тех граждан, которые особенными подвигами и услугами отечеству удостаивались по смерти такой чести, преимущественно когда они положили голову в бою за веру и новгородскую свободу. Быть погребенным в храме Святой Софии считалось самой высокой честью.

Продолжение следует...

Далее...
11.03.2017 12:26
Политика History
Россия г. Москва



Росархив про отречение Николая II

Подпись является одним из важных реквизитов в документе с точки зрения источниковедения. Об этом заявил глава Росархива Андрей Артизов, отвечая на вопрос корреспондента Накануне.RU о том, имеет ли силу акт отречения Николая II от престола, подписанный карандашом.

"С точки зрения источниковедения - гуманитарной науки по методам и приемам работы с историческими источниками - подпись - один из важных реквизитов документа. Не имеет значения, чем она сделана, какими чернилами, каким цветом, с какими ошибками. Петр Великий, великий российский император, человек, который открыл "окно в Европу", безусловно, одареннейший человек, но в слове из пяти букв делал три орфографические ошибки. Что, от этого подписанные им документы не становятся подлинными? В архивах сохранились и акт Николая II, есть и другие документы, связанные с отречением, в том числе запись встречи с делегацией представителей Госдумы, есть телеграммы командующих округами, как себя вести, есть записи в личном дневнике царя. Вот такие документы... а если кому-то нравятся или нет эти документы, это вопросы толкования, это не наша проблема. В Росархиве они хранятся именно так, именно в этом виде мы их и выставляем", - прокомментировал он.



В пример он привел документы, связанные с конфликтом в Нагорном Карабахе. Чиновник рассказал, что при урегулировании делегациям Азербайджана и Армении выдали два абсолютно одинаковых комплекта документов о возникновении автономной Нагорно-Карабахской области. Однако на основании одних и тех же документов были сделаны разные выводы, отметил Артизов.

http://www.nakanune.ru/news/2017/3/10/22463294 - цинк

PS. Впрочем, как показывает практика, определенную группу лиц даже разнообразные документы ни в чем не убеждают, а Николай II для них и после Февраля 1917 года де-юре оставался во главе распадавшейся Российской Империи, хотя как вполне очевидно, что после Февральской революцией, он ни фактически, ни юридически ничем не управлял, даже собственной судьбой и судьбой своей семьи.

Современные же попытки сделать образец из не самого лучшего представителя династии Романовых (а как мы знаем, династия на пике своего расцвета подарила России целый ряд выдающихся правителей, куда как более достойных современных дифирамбов) отражают скорее сиюминутную политическую конъюнктуру, которую продвигают как поклонники свала в сословное общество, так и ревнители идей связанных с реставрацией монархии в России за счет зарубежных кадров, вроде отпрысков Кирилловичей или же британского принца Гарри. Борьба против документов об отречении, это способ повысить легитимность существующих претензий на смену государственного строя в РФ, так что подоплека у этого спора отнюдь не только историческая.

Далее...
10.03.2017 07:57
Политика History
Украина г. Киев



Наш народ никогда не знал и не имел над собой царей и цари им не правили. Наш народ с давних времен жил так, что сам о себе заботился, сам для себя порядки устанавливал. И святой князь Владимир, что был один из первых украинских князей, и ранее его, а также и после него, наш народ сам себе князей выбирал, вместе с ними на вече законы устанавливал и порядки всякие везде заводил, войну объявлял и мирные условия составлял</i>.


Царь или республика (листовка), 1917

Ясен пень, что царей не было, а усё было демократично и благолепно.

Новгородский князь Владимир, демократично насовал взашей киевскому князю Ярополку и захватил киевское княжество, попутно натыкав киевских холопов мордой в навоз. Но это был же не царь!
Польский король демократично избирался шляхетством, потом тыкал украинских холопов мордой в навоз. Но царя же не было!
Польский король демократично назначал главу войска запорожского - Гетмана Его Королевской Милости Войска Запорожского и гетман тоже тыкал украинских холопов мордой в навоз. Но это был не царь!

И никогда народ украинский царей не знал, пока проклятые москали не пришли.

http://poltora-bobra.livejournal.com/1271632.html - цинк

PS. На заглавной картине подписание Люблинской унии, в результате которой значительная часть территорий составляющих современную Украину оказалась под властью Речи Посполитой и под прямой властью польского короля Сигизмунда II Августа.

Далее...
08.03.2017 19:30
Политика History
Россия г. Москва



Отличный обзорный материал о закулисных переговорах связанных с сепаратным миром между Россией и Германией, которые были прерваны Февральской Революцией.

Февральская революция: Проблема выхода из войны и кризис самодержавия

То, что продолжающаяся война расшатывает основы самодержавия, стало ясно правящим кругам России задолго до Февральской революции. Встал вопрос: как ускорит» окончание войны? Как добиться того, чтобы царизм “сохранил лицо” в случае, если мир придется заключать не на тех условиях, которые ожидались?

В связи с этим историкам предстоит выяснить, в какой степени общий кризис самодержавной системы затронул внешнеполитическую сферу, как неудачи и просчеты на дипломатическом уровне сказались на ситуации в стране. А.В. Игнатьев считает, что война привела не только к кризису, но даже к “банкротству" внешней политики самодержавия.

Большинство исследователей, как отечественных, так и зарубежных указывают на несостоятельность расчетов царизма на достижение согласованных с союзниками целей войны путем доведения ее “до победного конца". Целый ряд авторов указывает на непродуманность и запоздалость действий российской “тайной дипломатии", что свидетельствует о ее несостоятельносги в вопросе о “преждевременном” выходе из войны. Нельзя не упомянуть также работы, в которых обосновывается тезис об якобы “отсутствии” стремления царизма к скорейшему выходу из войны путем сговора с кайзеровским правительством и твердой установке Николая П на войну до “победного конца”.

Для достижения ясности в вопросе о соотношении кризиса самодержавия и задачи достижения мира важно предварительно выяснить возможные пути выхода России из войны. Известный германский историк X. Линке выделил два возможных варианта завершения войны Николаем II: путем мира, продиктованного побежденному противнику; а также посредством переговоров между двумя или всеми втянутыми в войну странами. Выяснение шансов на успех второго варианта осложняется трудностями анализа факторов, действующих в сфере “тайнойдипломатии”. Показательно, что В.П. Семенников, посвятивший не один год разработке вопроса о “германских влияниях" на Романовых, вынужден был признать, что “выяснить все... хитросплетения тайной дипломатии крайне трудно и во многих случаях совсем невозможно". Р.Ш. Ганелин со своей стороны отмечает, что “нелегко определить" фальшивость или искренность выдвигавшихся против царизма обвинений и подозрений. Приходится поэтому прибегать к гипотезам.

В любом случае, следует исходить из положения, что суть политического кризиса - в выявившейся неспособности российской “государственной машины" выполнять свои внешне- и внутриполитические функции. В данном случае требуется выяснить, справлялась ли царская государственная машина с поставленной перед ней задачей - вывести страну из войны, или же она не была способна ее разрешить.

Начнем с рассмотрения международной обстановки и внутреннего положения предфевральской России. Эго тем более необходимо, что историки, как B.C. Басюков, И.А. Дьяконова, А.М. Зайончковский, исходя из соотношения противостоявших сил воюющих держав, приходят к выводу о переломе в ходе войны в пользу Антанты. В.П. Виноградов, солидаризируясь с Васюковым, отмечает: "Революция произошла в условиях полувыигранной войны". Ясно, что такая точка зрения сложилась под влиянием конечного всхода войны, который механически связывался с суммарными сведениями о наличном военно-экономическом потенциале противоборствующих группировок. Зайончковский справедливо замечает, что Антанта действительно могла рассчитывать на победоносное окончание войны в 1917 г., “если судить только по этим данным”.

Те же авторы, которые не сводят соотношение сил воюющих блоков к количеству имевшихся у них дивизий, склонны более основательно рассматривать проблему империалистического мира.
Среди исследователей существует также расхождение о развитии ко времени свержения Николая II в мировой политике тенденции от войны к миру. Так, по мнению Васюкова, после фактического отказа стран Антанты в декабре 1916 г. вступить в переговоры с Четверным союзом о перемирии, о таком повороте не могло быть и речи. Но ситуация менялась непрерывно. О том, что возможность поворота от войны к миру и в дальнейшем сохранялась, писали, в частности, А.В. Игнатьев, В.М. Хвостов.

Для международной обстановки накануне революции характерно было заметное улучшение военно-стратегического положения Четверного союза.
На Западном фронте была сооружена глубоко эшелонированная линия обороны (“Зигфрид”). Попытка прорыва ее позднее, как известно, завершилась провалом.
На Восточном фронте, погрузившимся в состояние “позиционной войны”, не было необходимости в возведении мощных оборонительных сооружений. Попытка русских армий “выйти из оперативного состояния позиционной инертности” оказалась неудачной. Стратеги Антанты проявляли обеспокоенность в связи с подобным положением дел. В частности французское верховное командование предложило употребить все средства, чтобы преодолеть “пассивность” русской армии. Новое германское верховное командование, назначенное в августе 1916 г. предприняло решительные шаги с целью мобилизации для нужд фронта всех ресурсов страны.
“Козырной картой” германского верховного командования стала обьявленная 1 февраля (н. ст.) 1917 года “неограниченная” подводная война, своим острием направленная против Англии. Политической целью такого щата, как отмечалось в германской ноте Соединенным Штатам, было желание ускорения окончания войны. В меморандуме, представленном Морским геверальным штабом П. Гиденбургу, на основании обширных статисгических выкладок доказывалась возможность вывести Англию из строя через 5 месяцев неограниченной подводной войны. Действительно, действия германских подводных лодок нанесли ощути-мые потерн и крайне осложнили положение Англии.

Через У. Уайзмана, бывшего главой британской разведки в США, полковник Э. Хауз, доверенный советник президента В. Вильсона, получил согласие Англии начать обсуждение условий мирного соглашения, если Гер-мания выдвинет разумные условия заключения мира. Разумеется, это был обычный дипломатический ход, но он был осуществлен в новых обстоятельствах.

Стратегическим планам Четверного союза Антанта, со своей стороны, противопоставляла подготовку наступательных действий. Петроградская межсоюзническая конференция в соответствии с разработанным ранее планом кампании 1917 г. приняла решение о проведении ее “с наибольшим напряжением.., дабы создать такое положение, при котором решающий успех союзников был бы вне всякого сомнения”. Несомненно, развернутая Германией неограниченная подводная война, нагнетание милитаристского угара не могли не усилить в России позицию тех, кто призывал к достижению мира путем военной победы.

Однако продолжали действовать объективные факторы, побуждавшие стремиться к компромиссному миру. Насмотря на быструю победу над Румынией, успехи в выполнении “программы Гинденбурга” по мобилизации военных ресурсов, в Германии имел место экономический и “психологический” кризис. В еще большей степени сходные факторы проявили себя в союзных с Германией странах, в первую очередь, в Австро-Венгрии.

Истощение материальных ресурсов в странах Антанты также сказывалось, хотя и в меньшей мере. Неограниченная подводная война отрицательно сказалась на экономике союзных стран, особенно Англии, крайне осложнив доставку промышленного сырья и продовольствия. Людские резервы также были на исходе, особенно во Франции. Росли транспортные и финансовые затруднения. Из-за нехватки сырья, топлива, квалифицированной рабочей силы, износа оборудования объем выпускаемой военной продукции сокращался.

Суровая и голодная зима третьего года войны должна была усугубить и без того тяжелое положение населения во всех воюющих странах. Действительно, как в тылу, так и на фронте, усилились протесты против затянувшейся войны. Страдавшие от ее тягот трудовые слои все в большей степени стали влиять на мировую политику. На рубеже 1916-1917 гг. резко активизировались различные формы антивоенного движения. В него включились социалисты и либерально-реформаторские круги. Социалистическая революция требовала мирных переговоров, интернациональной солидарности трудящихся, всеобщего мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов. С подобными настроениями не могли не считаться стратеги противостоявших военных коалиций.

Исследователям предстоит восполнить существенный пробел в изучении антивоенного движения, особенно до Февральской революции. Межпартийная борьба, парламентские дебаты по вопросам войны и мира, деятельность разного рода “пацифистских” организаций, несомненно влиявшие на позицию правительств, все еще остаются большей частью вне поля зрения историков.

Все это, как и раньше, служило подосновой конкретных шагов ц0 прекращению войны. К тому же, продолжалась посредническая деятельность президента Вильсона. В январе 1917 г. президент и И. Бернсдорф германский посол в США, рассматривали новый вариант американского предложения о мирном посредничестве. В итоге был составлен документ в форме призыва к миру “без победы" па основе “status quo ante beilum”, который был озвучен президентом в речи, с которой он выступил в Сенате.

Президентский призыв предназначался для участников противостоящих коалиций. Документ был оформлен, как дополнение к ноте с известным мирным обращением президента. Это не могло не оказать воздействия на правительства и общественность воюющих стран.
Разрыв Соединенными Штатами дипломатических отношений с Германией в ответ на начавшуюся неограниченную подводную войну вовсе не означал, что пути к переговорам отрезаны. Чернин заявил о готовности его страны вступить переговоры на основе провозглашенного Вильсоном принципа, если будут даны соответствующие гарантии. Он обращался к Вильсону с просьбой “использовать свое влияние” среди держав Антанты, чтобы те тоже признали этот принцип.
Вильсон заинтересовался предложением Чернина в расчете на то, что с выходом Австро-Венгрии из войны Германия окажется в изоляции и будет вынуждена пойти на мир


Однако попытка американского президента заинтересовать Англию в заключении сепаратного мира с Австро-Венгрией не увенчалась успехом, Чернин, в свою очередь, под давлением германского союзника вынужден был отказаться от этой идеи и в дальнейшем предлагал лишь общий мир с участием всех стран аятиантантовской коалиции. Февральская революция произошла в те дни, когда Австро-Венгрия зондировала почву для выхода из войны именно на этой основе. По инициативе Чернина готовилась встреча в Вене с германским рейхсканцлером Бетманом-Гольвегом, также заинтересованном в компромиссном мире. Она состоялась в Вене вскоре после свержения царизма и была в целом плодотворной.
Таким образом, даже неограниченная подводная война не означала отказа от поисков мира путем переговоров. По словам Людевдорфа, “исключительное значение” для Германии приобрели тогда не только вопросы под- водной войны, но и мира.

Непрекращающаяся миротворческая деятельность подтверждается* оживлением тайных контактов между Германией, ее союзниками и Россией, весьма показательна в этом отношении поездка в скандинавские страны болгарского дипломата Д. Риэова для выяснения обстановки в России и зон- даяса перспектив ее выхода из войны. Инициатива миссии Риэова исходила от Вильгельмштрассе. Болгарский дипломат встречался с царскими дипломатам* в Швеции и Норвегии А.В. Неклюдовым и К.В. Гулькевичем. Через рнэова российской стороне дали понять о наметившемся сдвиге в позиции Гер мании в сторону возможности “нейтрализации” проливов. На значимость этого шага справедливо обратил внимание А.В. Игнатьев: мир, связанный с решением “исторической задачи” России на Ближнем Востоке, царизму значительно легче было представить общественному мнению как “почетный”.

Другое направление “мирного” воздействия на Россию связано с попытками Четверного союза использовать выступавших за скорейший мир представителей отдельных политических партий и сепаратистских движений. Обычно такого рода деятельность связывается со стремлением “разложить” противника для военной победы. Но она же могла использоваться для давления на власть изнутри с тем, чтобы склонить ее к мирным переговорам. Вильгельмштрассе продолжало регулярно получать оплачиваемые доклады о положении в России и поддерживать различные национальные движения, особенно финские, украинские, эстонские. Продолжалось наблюдение над социалистами-революционерами, имевшими свои организации в царской армии. Внимание Бетмана-Гольвега привлекала также партия кадетов, среди которых были противники продолжения войны “до победы”. Для “мирного зондажа” использовались также неофициальные посредники. Финансировалась, кроме того, проводимая некоторыми российскими газетами пропаганда “сближения с Германией”.

К концу 1916 г. в правительственных кругах России становилось все более очевидным, что планы скорейшего окончания войны путем военного разгрома противников даже в ходе готовящейся весенне-летней кампании 1917 г. находятся под угрозой. Официальная правительственная установка на войну “до победного конца”, соответствующие призывы с трибуны Думы, резкое осуждение “пацифистов” и “пораженцев”, хвастливые заявления о готовности наголову разгромить прусских милитаристов - все это сочеталось с растущим недовольством общественности стратегическими способностями власти. Отсюда неизбежность колебаний царизма по вопросу о путях выхода из войны.

История международных отношений дает немало примеров, когда усилия, направленные на доведение войны до “победного конца”, чередовались с попытками договориться о ее прекращении. Во время первой мировой войнвы, как справедливо отметил Ю.А. Писарев, - “участники обеих коалиций были готовы воевать вплоть до победы и только в силу разных обстоя тельств прибегали к мирным переговорам”. А.В. Игнатьев, исследовав “колебания” самодержавия, пришел к выводу, что они зависели от “зигзагов” развития внутриполитической ситуации”.

Те историки, которые признают за царизмом лишь военный путь выхода из войны, ссылаются на верность Николая II сделанным союзнику обещаниям. Даже предположение о том, что он мог пойти на тайную сделку в минуту смертельной опасности, некоторыми из них решительно отклоняется. Такая установка достаточно стара. По мнению известного историка, эмигранта С.П. Мельгунова, саму возможность заключения Николаем II й его супругой “сепаратного мира” следует рассматривать как “легенду”. Но он же допускал, что в теоретическом алане такая возможность существовала.

Сепаратный мир с противником за спиной союзников в представлении многих современников, был неприемлем для России. В воспоминаниях “антантофила” А.В. Неклюдова, бывшего российского посланника в Швеции отмечаются возможные негативные последствия такого решения: потеря союзников “навсегда”, подчинение всей жизни в России германскому главенству или же новое нападение Германии уже совершенно гибельное для России в силу ее изоляции.

Примирение с Германией путем официального заключения сепаратного соглашения при переориентации внешнеполитического курса царскою правительства на союз с ней против Англии, вне всякого сомнения, не имело тогда шансов на успех. Германия и Четверной союз в целом, со своей стороны, надо полагать, также могли убедиться, что рассчитывать на сепаратный мир с Россией с целью отъединения ее от антантовской коалиции не приходится. Исторический опыт должен был подсказать им, что договариваться с Россией лучше всего в контексте подготовки общего мира по соглашению. Примирение с Россией во все большей степени мыслилось Четверным союзом не под углом зрения раскола коалиции с целью одержания военной победы, а для использования ее в качестве посредника для заключения мира с Францией, а может быть и с Англией. Сепаратный мир в соответствии с этими германскими предложениями стал бы не только тактическим маневром, но и закладывал основы для военного союза в будущем.

Идея примирения с целью достижения общего мира по соглашению находила поддержку и у некоторых российских миротворцев. Еще в марте 1916 г. министр двора В.Б. Фредерикс передал Николаю П составленную бароном В. Розеном, бывшим послом в Японии и США, записку о желательности заключения мира с Германией всей союзнической коалицией ввиду испытываемых Россией экономических трудностей. Царь, будучи противником лишь сепаратного, но не общего мира, одобрил изложенные в записки идеи и предложил через Фредерикса автору записки переговорить с министром иностранных дел С.Д. Сазоновым. Англофильствующий министр, естественно, отклонил предложение Розена.

С приходом на пост министра иностранных дел Б.В. Штюрмера мирнее инициативы на предмет примирения с Германией возобновились. Однако Штюрмер недоучел серьезности преград на пути их осуществления. Он, как и Колышко, считал, что со стороны России главное препятствие на пути к договоренности о мире с Германией - это личность царя. Для получения согласия последнего необходимо выждать, избрав психологически благоприятный момент. Другие трудности казались Штюрмеру преодолимыми. К их аислу он относил и “противоестественный” союз с партиями прогрессивного блока, проповедующими лозунг “война до победного конца”, и “зависимость от Англии”. На деле, противодействие со стороны английского посла Д. Бьюкенена, использовавшего думскую оппозицию, привело к отставке Штюрмера. 27(14) октября Бстман-Гольвег на заседании одной из комиссий рейхстага вынужден был признать, что попытка заключить мир с Россией потерпела неудачу.

С вынужденным уходом Штюрмера в ноябре 1916 г. с постов председателя Совета министров и министра иностранных дел, которые заняли “англофилы” А.Ф. Трепов и Н.Н. Покровский, идея мира на время была заглушена истеричными призывами к войне “до победного конца”, нескончаемыми демонстрациями лояльности по отношению к союзникам. Даже сам Протопопов на время “перестроился”. Но, вслед за последовавшей заменой А.Ф. Трепова близким императрице Н.Д. Голицыным, царь получил от Протопопова и, как утверждал последний, одобрил план, в котором российская инициатива по заключению общего мира получила дальнейшее развитие. План, однако, трудно было реализовать. Сомнительно было рассчитывать побудить союзников пойти на общий мир с помощью угрозы выхода России из войны. Выход из войны, согласно плану, должен был осуществиться через несколько месяцев после оповещения об этом союзников. Но времени не хватало, конъюнктура менялась. Можно согласиться с А.В. Игнатьевым, что из-за опасения факторов такого порядка этот план не стали проводить в выполнение. Отголоском его реального существования можно считать намерения министра финансов П.Л. Барка известить Лондон о том, что если новый английский заем не будет получен, то России “пришлось бы идти на сепаратный мир”.

Более реалистичными в это время выглядели взгляды правых на перспективы скорейшего выхода из войны, которые, судя по всему, разделяла императрица. Особое внимание в них обращалось на необходимость освобождения оккупированной российской территории, учитывались и германские обещания “нейтрализовать проливы” в случае примирения. Согласно информации, полученной О. Черниным от своего посланника в Дании, “Россия откровенно желает мира, но... это невозможно обсуждать, поскольку большая часть территории России занята врагом”.

Другим важным моментом представлений правых о нежелательности достижения мира путем “решительной победы” над Германией стали опасения, что в результате ее разгрома там могут восторжествовать демократические силы.

По этим причинам призыв президента Вильсона к миру “без победы” на основе “status guo ante bellum” был одобрительно воспринят в российски правых кругах. Представляется, что правительство Голицына вполне могло бы по примеру Австро-Венгрии воспользоваться нотой для открытия переговоров о выходе из войны. Открывалась перспектива постепенного выпадения из военных блоков наиболее ослабленных участников войны. С выходом Австро-Венгрии и России из военных коалиций общее соотношение сил противоборствующих сторон не менялось бы.

В связи с этим требует своего уточнения вопрос о связи ноты презв. дента с полученным 13 (26) февраля О. Черниным через американского посланника в Вене конфиденциального предложения из Петрограда о мире. Достоверность приведенных Черниным сведений подтверждается К.Ф. Веркманом, приближенным австро-венгерского императора. Он приводит даже некоторые дополнительные сведения (в том числе и то, что инициатива исходила от царя), что позволяет лучше понять ситуацию в российских верхах. При этом следует учитывать, что ко времени свержения царизма не прекращались известные контакты приближенных к царю с немцами через Розова, барона де Круифа, российских родственников принца Ольденбургского, в этот же ряд можно поставить попытки одной из великих княгинь осуществить посредничество в сношениях с германским правительством, о котором знал принц Макс Баденский.

Специфическую активность проявил в это время и Протопопов. В январе 1917 г. он пригласил из Швеции в Петроград хироманта К. Перина, которого российская и союзные спецслужбы подозревали в налаживании сепаратных связей. В конце февраля в Копенгаген направился И.И. Колышко, журналист и банковский делец, намеревавшийся встретиться с М. Эрцбергером, депутатом рейхстага, известным поборником идеи заключения общего мира по соглашению.

Февральская революция произошла в момент оживления подобных контактов. Можно предположить, что переговоры готовились, не имея за собой особых шансов на успех. Но переговорная возня сама по себе свидетельствовала о кризисе внешней политики самодержавия.

Мог ли царизм вывести страну из войны до революции? В чем основная причина того, что этого не произошло? Ответ, без сомнения следует искать в сфере общей неспособности царизма решить все взятые на себя задачи.

Заслуживает в этой связи выявление “роковых” причин задержки с посыпкой российских уполномоченных для ведения прямых переговоров с Черниным. Согласно предположению последнего, со стороны Николая II “дело шло о последней попытке спастись, и вполне возможно, если бы она имела место на несколько дней раньше, судьба не только России, но и всего мира приняла бы другой оборот. Чернин, разумеется, преувеличивает. Но нельзя сбрасывать со счетов возможности очередного вмешательства союзных представителей, бдительно следивших за миротворческой деятельностью в верхних эшелонах российской власти.

Нельзя не учитывать и роли думской оппозиции, которая в последние дни существования старого режима рьяно выступала против всех тех, кто заговаривал о необходимости скорейшего окончания войны и примирения с Германией.

Думские деятели не случайно старались запугать царя и его окружение возможностью революции в случае заключения сепаратного мира”66. Подобные соображения и опасения доводились и до сведения тех лиц в Германии, которые поддерживали российских поборников мира. В частности в начале января 1917 г. о неизбежности революции, которая вспыхнет сразу же после заключения мира, был предупрежден М. Эрцбергер. Все это не могло не сказаться на поведении вечно колеблющегося Николая II.

В любом случае правительство “потерянных возможностей” непростительно и самоубийственно отвергало перспективные мирные контакты с Австро-Венгрией. Понятно, что известные январские и мартовские обращения русского двора и самого Николая II  через нейтрального посредника (де Круифа) потерпели неудачу в связи с упорным нежеланием германского военного руководства идти навстречу царской мирной инициативе. Но нельзя не учитывать, что находясь на краю гибели, сам Николай II то демонстративно продолжал отстаивать аннексионистские требования, то грозил совместно с союзниками разгромить из-за германской несговорчивости Турцию, то намеревался заключить сепаратный мир с Болгарией. При этом русский двор в последние недели своего существования все более смягчал свои условия мира. Но и здесь он не пошел настолько далеко, чтобы Германия и ее союзники решились сесть за стол переговоров. “Алчность” и имперские амбиции, похоже, оказались непреодолимы.

Нежелание Николая II считаться с реалиями сыграло отрицательную роль в затяжке и конечной неудаче контактов с Ризовым. Несомненно, они могли стать перспективными. Неслучайно от них не отказались даже после свержения царизма. Что касается упомянутой миротворческой деятельности Протопопова, то она прекратилась за несколько дней до победы революции. Настоятельные просьбы министра иностранных дел Покровского к Николаю II отказаться от услуг Протопопова, несомненно, сыграли свою роль. В свою очередь и министр внутренних дел, не справившийся с задачами предотвращения революции, был отстранен от занимаемой должности за несколько дней до ее победы.

Николай II и его окружение явно были не в состоянии оценить роль проблемы мира в деле сохранения власти. “Опыт 1905 г., - отмечал в этой связи П.Н. Милюков - казалось, должен был служить уроком. Тогда с большим трудом удалось ликвидировать последствия неудачной войны и спа. ста власть от неизбежного ее результата: внутренней революции”. Роковое для российского самодержавия промедление и недостаточная последовательность в реализации мирной инициативы отражали общий кризис власти.

Вроде бы инстинкт самосохранения должен был сплачивать тех, кто стоял у кормила российской политики. На деле же давала себя знать другая тенденция. Их противоборство не могло не сказаться на выработке продуманного и согласованного курса.
В историографии, преимущественно западной, в качестве значимой причины неудач российских миротворческих усилий выделяются особые поведенческие мотивации. Россия, по мнению Луизы Химан,не могла добиться мира преимущественно потому, что царское правительство было столь же алчным, как правительства других воюющих стран.

Психологическая обусловленность неудач самодержавия требует своего обстоятельного изучения. Но нельзя забывать, что в своих постоянных колебаниях царизм оставался своего рода заложником объективного хода событий.
Февральская революция, положив конец “официальной” и “тайной" дипломатии последнего самодержца, способствовала приближению фактического перемирия на фронте. Позднее, особенно после провала июньского наступления этот процесс перерос в “солдатские миры”. Установилось перемирие, затем мир, но уже на грабительских условиях.

http://istmat.info/node/51093 - цинк (по ссылке представлен и список источников)

Далее...
08.03.2017 14:00
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
Четыре территориальных проекта послекиевской Руси

Таким образом, мы ясно видим: к 1235 году Руси уже не существовало. А на ее месте зародились 4 территориальных проекта: Русь Новгородская, Русь Владимирская, Русь Галицкая и Русь Литовская – каждая из которых имела свои конкурентные преимущества и козыри. И нашей целью в данной книге является: понять, почему из всех этих четырех проектов именно Владимиро-Московский оказался самым жизнеспособным и объединил русские земли. Понять без эмоций, с помощью статистики и метода сравнений.

Итак,

1. Новгородская Республика. Наиболее развита экономически и коммуникативно. Через нее проходили практически все основные русские торговые пути, как ответвления Волго-Балтийского пути, так и важнейший северный путь из Сибири, по которому доставлялись ценнейшие меха. А также Днепровский путь, а вернее – то, что от него осталось. Имела сильнейшую и самую боеспособную армию, в хороших доспехах. Самая крутая пехота с длинными копьями и секирами, способная остановить рыцарскую конницу. И самая лучшая тяжелая конница, – «Владыкин полк» новгородского архиепископа, состоящий из закованных в латы воинов-монахов. Плюс наличие мощного ушкуйного флота, способного наносить удары и по Золотой Орде, по рекам, и по скандинавским королевствам, по морю. Удары резкие и, как правило, внезапные. За счет умения затаиться перед нападением и в речных зарослях, и в скандинавских фьордах. И, наконец, сильнейшие на Руси крепости. Однако всей этой мощи и богатству не хватало политической перспективы. А потому Новгород сам изначально не стремился к единству Руси. Им, для обретения перспективной политической цели, нужен был человек типа Александра Невского или Василия Калики. Но… Александр, в конце концов, выбрал Владимир на Клязьме.

2. Русь Литовская. Отсталая и бедная во времена могущества Киева Западная Белоруссия и современная Литва к началу XIII века получили козырь – десятки тысяч отступающих под немецким натиском из Пруссии и Полабья язычников – славян и литовцев, – нашедших здесь вторую родину и передавших местным славянам (Беларуси) и литовцам свой боевой опыт и понимание необходимости единства. Объединив свои силы с рушащимся и атакованным в Прибалтике немцами Полоцким княжеством, они получили доступ к той же Волго-Балтийской торговле, так как через этот город шел путь Рига – Смоленск – Москва, правда, уступающий основным потокам товаров через Новгород, Суздаль, Москву.

3. Русь Галицкая (+Украина). С одной стороны, по богатству вначале уступала только Новгороду. А в военном плане не уступала Владимиру и Литве, которую во второй половине XIII века даже временно ставила под свой политический контроль. Полевая армия была слабее владимирской, зато крепостные укрепления – мощнее. Не могла толком опираться на Киевщину, так как Киев все больше слабел. Так, на 1325 год Киев был одновременно вассалом Москвы, Литвы и Золотой Орды. Еще более опасна была западная граница с идеологическим (католическим) и военным давлением Польши и Венгрии, за спиной которых стоял Ватикан. Торговлю между Европой и Ордой Галиция осуществляла по Днестру, оставив попытки торга по Днепру с его порогами. Сей факт также не добавлял Киеву богатства и мощи. А дань с Киевщины в Орду, в отличие от других земель Руси, шла приличная. Около 10 % в середине и второй половине XIII века. В 1300-е годы дань с Восточной Украины тоже стала меньше, но как и насколько, мы не знаем. Уважением Киев в Золотой Орде пользовался меньшим, чем Москва, Вильно или Галич. По крайней мере, о том, чтобы выдать ханскую дочку за Киевского князя, как за Московского, Смоленского или Ярославского, – даже разговоров никаких не шло.

4. Русь Владимирская (Московская). Подобно Галицкой, попала под слабую вассальную зависимость от Золотой Орды. Впрочем, гнета не испытывала. Баскаки во Владимире и Суздале пробыли всего 4 года. Дань была символичной (1 % годового дохода). А Волжская торговля – очень велика и выгодна (800 000 –1 000 000 золотых дукатов-«червонцев» в год). Кроме того – что важно – между князьями и ханами сложились позитивные и уважительные отношения. Так, состоялось три династических брака на высшем уровне: за русских князей отдали замуж двух ханских сестер (ханов Сартака и Узбека) и 1 ханскую дочь (хана Менгу-Тимура). Кроме того, начиная с правления хана Берки на русскую службу отправлялись чингизиды царских кровей (племянник того же Берки – Царевич Петр, Чет-Мурза, двое старших сыновей Тохтамыша: Джелал ад дин и Берды). Прямо скажем, нам очень сложно представить, чтобы английский лорд отправился на службу к Шотландскому королю. Положение вещей заставляло Владимирских и Московских властей проводить разумную политику и в Орде, и в Новгороде. Но и здесь своя проблема: после замятни в Орде и ее разгрома Тимуром, вызвавшим повторную замятню, объем Волжской торговли к середине XV века существенно сократился. В то время как у Литвы появился доступ к ставшим передовыми европейским технологиям.

Рассмотрим же все эти основные варианты развития Руси. И сравним их.

Продолжение следует....

Далее...
07.03.2017 15:28
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
Четыре очага Руси

Итак, имеется вопрос: почему разошлись пути развития России и Украины. Но, как сейчас всем известно, после взятия Батыем Киева на месте Древнерусского государства, которого уже просто не существовало, появились четыре крупных образования: Новгородская Республика (Русь Новгородская), Русь Владимиро-Суздальская (она же позже стала – Русь Московская), Галицко-Волынская Русь и Русь Литовская (Великое княжество Литовское и Русское, оно же – ВКЛ). При этом Галицкая Русь вполне могла стать прообразом Украины, а потом и Русского государства. С другой стороны, самым сильным и в военном, и в экономическом плане сначала был Новгород. Который на поле боя успешно громил и владимиро-суздальские, и тем более литовские рати. Правда, политически Новгород изначально был слабоват из-за слабости княжеской власти. Однако появись у такой силы человек с чертами Александра Невского и Василия Калики – кто знает, как бы пошла политическая история богатого русского севера. Нам же сейчас важно понять очень важный момент: как мы видим из предыдущей моей книги, хотя война с монголами при вторжении Батыя была, гнета после нее – не было. Наоборот, была организована большая и взаимовыгодная торговля Европы и Востока через Волгу, а значит – через Русь и Золотую Орду, которая озолотила нашу страну и дала предпосылки для создания единого Русского Государства. Поэтому вопрос о России и Украине просто необходимо расширить для понимания нашего исторического развития в его ключевые моменты. И главной задачей нашего исследования становится: понять, а почему, собственно, из четырех вышеназванных кандидатов – Руси Новгородской, Московской, Литовской и Галицкой – именно Московская стала объединяющей и цементирующей при формировании нового единого могущественного государства? В чем были ее конкурентные преимущества, позволившие построить Третий Рим, Русское царство, а затем и Российскую империю? Ведь, во-первых, лоскутное Древнерусское государство, подобно Империи Карла Великого, перестало существовать задолго до прихода монгол. И окончательно распалось на княжества после взятия крестоносцами Константинополя в 1204 году. Причем драма заключалась в том, что сильнейшие русские княжества, такие как Владимирское, Полоцкое, Галицкое, продолжали сыпаться на еще более мелкие уделы. Процесс, усиливаемый санкциями Ватикана, введенными после разграбления Константинополя, только ускорял политический хаос на Руси.

В начале XIII века лишь немногие территории, некогда входившие в состав Киевского государства, отличала политическая стабильность. Исключение составляла северо-восточная часть Суздальской земли (территория Суздаля, Ростова и Владимира), примерно очерченная верховьями Волги на севере и руслом Оки на юге. Авторитет суздальского князя Всеволода III Большое Гнездо, одного из самых талантливых и дальновидных потомков Владимира I, был широко признан среди его современников-князей. К 1200 году разгорелась трехсторонняя борьба за власть между княжеской семьей из города Смоленска (Ростиславичами), потомками Олега Святославича Черниговского (Ольговичами) и Романом Мстиславичем из Волынской земли.

Это была схватка за доминирующее положение на всем юге Руси, от Волынской и Галицкой земель на западе до Чернигова и Переяславля на востоке, борьба за обладание матерью городов русских – Киевом; она продолжалась, то затухая, то разгораясь с новой силой, вплоть до 1230 года, опустошив земли. В то же время на севере вслед за смертью Всеволода III Большое Гнездо в 1212 году начался период кровопролитных междоусобных войн. Но к 1200 году Суздальская земля уже явно проявляла признаки политической силы и южные князья, как правило, смотрели на великого князя владимирского как на первого среди равных или вообще как на старейшего из всех потомков Рюрика. Достаточно беглого взгляда на карту, чтобы понять, насколько способствовало развитию Суздальской земли положение водных путей. Большинство основных рек текло с запада на восток, а три из них, Клязьма, Москва и Ока, сливались с Волгой в начале ее великого поворота на юг к Каспийскому морю, что обеспечивало купцам удобные речные пути на рынки Востока. В то же время притоки Оки Москва и Угра вели на юго-запад, к Смоленску, и оттуда к Балтийскому и Черному морям, а Новгород, крупный западный торговый центр, был соединен с Тверью реками Мета и Тверца. Кроме того, притоки, равномерно разделяющие территорию между верхним течением Волги и Клязьмой, служили водными путями между большинством основных городов в междуречье, а также давали им выход к главным рекам. То есть мы видим изначальные преимущества будущей Владимиро-Московской земли: ее удобство для развития, как и произошло в будущем, Волжско-балтийской торговли. Заметим, что в первые века Руси этим путем уже пользовался Великий Новгород.Как, впрочем, и путем «из варяг в греки», на котором стоял Киев. Поэтому неудивительно, что именно Новгород с Ладогой стали первым центром русской государственности. А вот Киев, наоборот, пришел в упадок не только из-за политических усобиц, но и из-за сокращения торговли по Днепру, только подливавшем масла в огонь княжеских свар. Обмануть Госпожу Географию не удалось. Пока рядом была могущественная Византия, монопольно владевшая путями на Восток, Днепровский путь был выгоден. Несмотря на свои пороги, где суда надо было тащить волоком, выделяя на это дорогостоящую охрану из русских, тюркских и адыго-осетинских воинов. Все резко изменилось после Первого крестового похода, когда Византия потеряла монополию, а крестоносцы укрепились в портах Восточного Средиземноморья. Выгода днепровского пути упала, а Волжского, с выходом через Каспий прямо в Персию, независимо от крестоносцев, – стала расти. Но не сразу, постепенно, по мере привыкания русских людей к новому положению вещей. Любопытно, что в XI веке обширной и богатой территории на востоке Руси придавалось мало значения. Это позднее, в XIV–XVII веках, она стала центром великого Московского государства, но до 1093 или 1094 года ни Всеволод, ни его сын Владимир даже не ставили туда князей. С начала XII века Владимир Мономах проявил интерес к этой жемчужине его семейных владений. Возможно, это было связано с необходимостью либо защищать южные границы Суздальской земли, либо же противодействовать растущей угрозе восточным границам со стороны государства волжских булгар, которые в начале XII века проникали все глубже и глубже на запад по течению Волги. Какова бы ни была причина, Владимир Мономах в 1108 году основывает город Владимир на Клязьме, будущую столицу, и ставит своего сына Юрия Долгорукого князем суздальским. К моменту его смерти в 1125 году Суздальская земля была фактически независимой от Киева и находилась под управлением суверенного князя Юрия. До конца века этот район разрастался и укреплялся при трех его энергичных и выдающихся правителях: Юрии Долгоруком (1120–1157) и двух его сыновьях – Андрее Боголюбском, названном так в связи со строительством дворца в селе Боголюбово под Владимиром, и Всеволоде III (1176–1212). Юрий может быть с полным правом назван основателем Ростовско-Суздальского государства. Во время его 37-летнего правления Суздальская земля приобрела четкие границы. Определилось ее порубежье с Черниговом на юге и Новгородом на западе; появились города Юрьев Польский, Переславль Залесский (Северный Переславль), Дмитров, Москва; по всей стране строились и украшались церкви и монастыри; энергично поддерживалась колонизация неосвоенных земель. После смерти Юрия в 1157 году власть перешла к еще более напористому и самовластному правителю – его сыну Андрею Боголюбскому, которого бояре Ростова, Суздаля и Владимира провозгласили своим князем. По оценкам российских и украинских ученых, сюда в XII веке переселилось до половины населения Киевщины. Следом за князьями и их дружинниками шли монахи, а за ними всеми – горожане и крестьяне.

На юге, в Киевском княжестве, картина была совершенно иная. В конце XII века оно состояло из земель, омываемых средним течением Днепра, западными притоками Днепра – от Ужа на севере до Роси на юге – и южным притоком Припяти рекой Случь. Трудно сказать, где кончалась Киевская земля и где начиналась территория степных кочевников – половцев. Приблизительная, хотя и подвижная разделительная линия может быть прочерчена от южного течения реки Рось до верховьев Южного Буга. Междоусобная война стала теперь для Южной Руси обычным делом. Власть переходила от одной семьи к другой, от одной ветви потомков Мономаха к другой, от одной ветви черниговских князей к другой. Сами роды по мере их увеличения дробились.

В XI веке Полоцкое княжество было, по всей видимости, сильным и единым; в течение целых ста лет только два князя занимали престол – воинственный сын Изяслава Брячислав (1001–1044) и его еще более агрессивный внук Всеслав (1044–1101). В XII веке, однако, княжество распалось на несколько мелких районов (Полоцк, Минск, Витебск, Друцк, Изяславль, Логожск и, может быть, ряд других), в которых правили многочисленные сыновья и внуки Всеслава. То минские, то полоцкие князья предпринимали попытки объединить эту территорию, но безуспешно. К началу XIII века из летописей начинают исчезать даже редкие и разрозненные упоминания о Полоцке – верный признак ослабления княжества. Тогда же крестоносцами, двигавшимися по Двине, были порабощены полоцкие данники – леттские племена. В начале XIII века русские отряды под командованием полоцких князьков были выбиты из крепостей в Кукенойсе (Кокенхузене) и Герцике на Двине епископом Альбертом и его саксонцами. Давление Литвы с запада и Смоленска с востока, феодальные усобицы, типичные для XII века, периодические попытки киевских князей установить контроль над Полоцком, катастрофическая раздробленность Полоцкой земли – все внесло свою лепту. И хоть Генрих Ливонский упоминает какого-то «князя Владимира», «короля полоцкого», на переломе веков, и хоть этому княжеству удалось каким-то образом продержаться еще нескольких десятилетий, нет сомнений в том, что оно было безнадежно ослаблено в политическом и военном отношениях.

Раздробленность пришла на Северо-Восток

А в 1216 году политическая катастрофа произошла и во Владимирском княжестве. В 1215 году Ярослав Всеволодович (сын Всеволода Большое Гнездо и отец Александра Невского) был приглашен на княжение в Великий Новгород. Лаврентьевская летопись утверждает, что перед этим новгородцы изгнали Мстислава Мстиславича, но, согласно Новгородской летописи старшего извода (которой историки, как правило, больше доверяют), Мстислав сам ушел на юг. Как заметил Сухарев Ю.В., править Ярослав стал властно и жестко, даже жестоко. Двое бояр были окованы и сосланы в Тверь. Это вызвало цепную реакцию. Начались волнения и борьба партий. По крайней мере два двора были разграблены. Янин В.Л. считает, что Ярослав решил продолжить политику отца «разделяй и властвуй». Он попытался спровоцировать конфликт между боярскими группировками, чтобы, играя на их противоречиях, усилить свою власть. Но не получилось. Дальнейшее развитие событий привело к консолидации новгородцев. В Новгороде ему оставаться было опасно. Он переехал в пограничный город Торжок. И перекрыл подвоз хлеба из «низовой земли». Лояльные к нему новгородцы послали Ярославу посольство с просьбой вернуться. Посланцы были задержаны. Та же судьба постигла следующее посольство, которое возглавлял посадник Юрий Иванович. И следующее тоже было задержано. Северяне стали свирепеть. Теперь от князя отвернулось явное большинство новгородцев.

На помощь Новгороду пришел тесть Ярослава – Мстислав Удалой. Он прибыл в Новгород, где схватил и перековал сторонников Ярослава. После этого он отправил своему зятю священника с предложением мира. Ярослав мир отверг и приказал схватить и сослать в Суздальскую землю всех новгородцев, которые были в Торжке.

Началась война. Кроме новгородцев в этой войне приняли участие жители Смоленского и Владимиро-Суздальского княжеств. Ярослава поддержал его брат – великий князь Владимирский Юрий. К ним присоединились Святослав и Иван. Мстислав заключил союз со старшим Всеволодовичем – Константином Ростовским – и позвал на помощь своих родственников – Смоленских князей Ростиславичей.

В Лаврентьевской летописи про эту войну сказано очень мало. И это вполне понятно. Нет желания писать про такой разгром. Более подробно эта война описана в Новгородской летописи. В результате маневров две армии сошлись около реки Липицы (апрель 1216 г.). Согласно Новгородской летописи, Мстислав и Константин неоднократно предлагали своим соперникам мир, но Юрий, Ярослав и присоединившиеся к ним Святослав и Иван все предложения отвергли. Мстислав решил нанести главный удар отрядами новгородцев при поддержке смолян по правому флангу Всеволодовичей, где стояли стяги Ярослава. Сухарев Ю.В. считает, что это было верно и психологически – поставить против него новгородцев, горевших желанием отомстить за голод, поборы, «обиду» послов. Новгородцы предпочли идти в бой пешими. Спешились и смоляне. Преодолев болотистую, заросшую кустарником долину ручья, под градом стрел поднялись по крутому склону и ударили на конных ярославовых воинов. После долгой битвы воины Ярослава не выдержали натиска хорошо вооруженных новгородцев и стали отступать. Войска остальных братьев оказались под угрозой окружения. Новгородцы и смоленцы все глубже и глубже обходили их с фланга, оставленного воинами Ярослава. И они тоже побежали. Битва превратилась в избиение. В этой битве погибло 9233 русских воина. Цифра, конечно, завышена (ибо приведена только смоленскими авторами) раз в 5. Но это все равно больше, чем на Сити в 1238 году. Великий князь Юрий, утомив трех коней под собой, на четвертом прискакал во Владимир, где оставались одни старцы, дети, женщины и монахи. Видя вдали скачущего всадника, они думали, что князь их одержал победу и шлет к ним гонца. Но сей мнимый радостный вестник был сам Юрий, он оказался расторопнейшим жокеем в войске: без кольчуги и шлема, в одной рубашке явился под стенами столицы, в шоке ездил вокруг стены и кричал, пугая верных подданных. Кричал о том, что нужно срочно укреплять стольный город, ибо войско разбито и враг скоро будет у ворот. Но потери оказались настолько велики, что дух защитников столицы окончательно упал. Это было самое крупное и самое кровопролитное междуусобное сражение за всю историю средневековой Руси. И Владимир капитулировал на милость победителя, открыв ворота. Отношения с Новгородом вскоре были восстановлены. Ибо к тому времени уже обе стороны хорошо понимали взаимозависимость на Волжско-Балтийском пути. А также – с появлением в Прибалтике западных рыцарей – и необходимость совместной обороны Финского Залива и устья Невы как наиважнейшего участка Волго-Балтийской торговли. Но вот Великое княжество Владимирское после неудачной Липицкой битвы тоже стало разваливаться. И первым откололась самая богатая земля Великого княжества – Ростовская и Ярославская земля. С этого момента сперва Ростов, а потом Ярославль и Углич превратились в удел константиновичей, богатейший в Суздальской земле, с крупнейшими в ней городами. И практически независимый от Владимира.

продолжение следует...

Далее...
01.03.2017 14:36
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Введение

Автор уже писал – и довольно подробно – о фактическом отсутствии в Северной Руси (Великороссии) монголо-татарского гнета в XIII–XIV веках. Ну как можно называть гнетом ситуацию, когда страна с двухмиллионным населением платила дань Орде в сумме 8000 низовых рублей серебра – то есть цене 6000 тонн зерна ржи! Или 3 кг зерна ржи с человека в год. Имела самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. И вела торговлю с ханами по Волжскому торговому пути, связавшему Амстердам и Пекин.

Батыево нашествие поставило финальную точку в истории Киевской Руси. Но, вопреки лжи «научного официоза», вовсе не Орда погубила Русскую Землю. Небольшое войско Батыя смогло пройти русские княжества лишь потому, что к моменту нашествия Киевская Русь уже даже не агонизировала, распадаясь на части. Она просто распадалась и осыпалась, как осенняя листва. Крестоносцы сожгли Константинополь, нашего естественного православного учителя и союзника. А нас – сразу после этого, – обложили торговыми санкциями Ватикана и стали спокойно ждать, когда наши ресурсы сами упадут в руки их элит. Для надежности подталкивая сей процесс непрерывными ударами боевых католических рыцарских орденов. Так называемое, сказочное Иго не погубило, а возродило Русскую Землю. Ведь, в отличие от Англии после норманнского завоевания, монголы не переселились жить на Русь. Да, в Китае, Персии, Туране, Булгаре они селились сами, полностью порабощая местные элиты. Но в наши дела они не лезли. Не лезли и издалека, с Поволжья, как делали это в Грузии или Корее. С нами у них установились довольно доверительные отношения при символическом размере реальной дани, как с итальянскими городами Южного Крыма. Заключали династические союзы, уважительно относились к правящим династиям Владимира и Галиции. И старались кончать распри миром, а не войной. Причем делали это не из какого-то альтруизма, а из конкретной выгоды сложившейся торговли на Волжском пути. Поэтому модель их поведения была похожа на Южный Крым. И там, и на Руси они оставили местных правителей и снизили до символизма дань, чтобы эти местные правители отвечали за сохранность торговых путей – морских на Юге, в Крыму, и речных на северной Руси. Эта торговля с Востоком нас и спасла от распада на осколки и порабощения католиками.

Однако Золотая Орда «контролировала» лишь часть русской территории – огромные земли в богатой Галиции захватили поляки и венгры. Другие земли Беларуси и Украины почти без боя вошли в состав Великого княжества Литовского. А огромные и богатые земли Новгорода, Пскова и Смоленска вообще сохранили полную независимость, не имея даже мягкой вассальной зависимости, как Владимир и Суздаль от Орды или Минск от Литвы. Т. о., во второй половине XIII века на руинах Киевской Руси формируются сразу четыре конкурирующих цивилизационных проекта – Московская Русь, Новгородская Русь, Литовская Русь, Украина.

Москва получила преимущество благодаря взаимовыгодному союзу с Ордой, но и у других проектов тоже были серьезные козыри.

Почему же эти пути развития оказались тупиковыми? Почему не состоялись ни Новгородская, ни Литовская, ни Галицкая (Украинская) Русь, а Москва возвысилась до статуса мировой державы, став наследницей Золотой Орды, евразийской Золотой Русью?

Почему, в конце концов, пока Россия становилась мировой державой, Украина стала – тем, чем она сейчас стала. Бесноватые пляски под идиотские выкрики «Кто нэ скачет, тот москаль». Такие же политики, беспредельно ворующие, дерущиеся под кинокамеру, как безумная свора собак, пресмыкающиеся перед Западом, радостно, по-холопски. И столь же яростно, до безумия, ненавидящие Россию и все русское. Взрывающие свои же опоры ЛЭП, ведущие в Крым. И при этом гробя свои электрические системы. Потом кое-как, обвиняя мифических, словно это марсиане, русских диверсантов, приступают к восстановлению ЛЭП. Чтобы, не достроив, снова их сломать опять. Тут даже чеховский злоумышленник просто отдыхает. Но – зачем все это? И как так вышло, что Украина, подобно России, пережила лихие 90-е годы, в нулевые годы устроила майдан, а в десятые повторила и его, и новый нырок в эти самые 90-е – повторно, безоглядно и в гораздо более жестоком и саморазрушительном варианте? Причем вразнос Украина пошла именно тогда, когда стало очевидно: Россия стала выходить из военного, политического, экономического, технологического и связанного с ними демографического кризисов. А Украина вновь вляпалась во все эти кризисы по полной. Но как такое могло произойти? Ведь чем была и считалась Украина и в СССР, и в Российской Империи? Выражаясь словами крупнейшего хозяйственника и похитителя комсомолок и спортсменок товарища Саахова, была она и кузницей, и житницей, и здравницей огромной державы. Имела лучшие в стране промышленные предприятия, верфи Крыма, Николаева, Одессы, передовой оборонный комплекс, богатейшие черноземы и развитое сельское хозяйство. И после распада СССР эта страна собиралась жить, как Франция. Но – не вышло. Экономика, технологии, навыки, уровень подготовки кадров – все стало рушиться. Россия же, наоборот, начиная с нулевых годов стала возрождаться и укрепляться. Почему? Ну, действительно: в составе СССР республика работала. И элита республиканская считалась в Союзе и компетентной, и образованной. Куда же все это пропало? Как известно, история любит повторяться. На новом уровне, развиваясь циклично, но – повторяться. Поэтому в этом вопросе будет полезно посмотреть на нашу общую историю.

Когда нам показывают, как малые дети «балакают» на камеру: «москаляку на гиляку», мы понимаем, что это – черный перебор. Со стороны взрослых. Но дурные дела там начались еще в 1320-годы, то есть при Иване Калите. Когда погибли три князя подряд, и все трое как-то странно – туманным и непонятным образом. Сначала Лев II и Андрей, а потом католик Болеслав-Юрий. Избран он был в соответствии с русским наследственным правом. При избрании на престол принял православие. А потом – оставил православный обряд и снова перешел в католичество. Вот это как? Да за такое, по понятиям Северной Руси, кощунство на престоле, любой князь в Новгороде, Владимире или Смоленске был бы немедленно сброшен в Волхов, Клязьму или Днепр. А в Галиции – ничего, прокатило. Несмотря на то что с северо-запада Русь подпирали куда более продвинутые немцы и шведы, а в Галиции – всего лишь поляки и венгры. Не было духовных сил сопротивляться? Ведь этот князь-перевертыш тоже погиб непонятно как. Как так могут погибнуть целых три легитимных правителя подряд? Причем это последние легитимные правители Галицкой Руси. И самое странное – эта историческая загадка остается таковой по сегодняшний день.

Дальше последовали – 50-летняя война за Галицкое наследство, захват Галиции Польшей, уния в Литовском княжестве, еще одна, и, наконец, печально известная Брестская уния 1596 года, развязавшая русско-польские войны и украинские восстания.

Совсем по-другому пошло развитие Северной Руси (Великороссии). И итог мы имеем совсем иной. Что есть Российская держава сегодня? Выделяются три составляющие России как мировой державы: военная, энергетическая, и географическая (страна огромна, расположена в центре Евразии, имеет выходы к Черному, Балтийскому и Баренцеву морям Атлантического океана и незамерзающие порты Тихого океана). А также набор сухопутных путей Европа – Китай. Кроме того, Россия – единственная страна в мире, которая никогда не была оккупирована и всегда имела свою государственность. Страны Нового Света, такие как США, Аргентина, Бразилия, изначально были колониями, как и страны Африки, Австралии и Океании. Страны Европы – Англия, Франция, Швеция, Германия – все не раз были оккупированы или завоеваны. Даже Швеция несколько раз попадала под оккупацию соседей датчан. Казалось бы – родственники. (Однако эти родственники вызывали восстания шведов, доказывая, как подметил Фридрих Великий, что ближние соседи и родственники часто оккупируют и грабят ничуть не хуже турок.) Как и страны Азии. Но не Великороссия. Причем эта наша государственность почти во все время существования страны была действительно суверенной. Об этом говорили и Путин, и Медведев, и Лавров. И, в общем, это верно. Просто в повседневной суете историческая слава забывается. Хотя главные и святые победы над сильнейшими вторжениями в мировой истории – Наполеона и Гитлера – россияне хорошо помнят. Вот взять тот же ЕС – и оказывается, что их суверенитет весьма ограничен. А Украина находится просто в рабстве у Госдепа. Повторим, здесь, в истории государственности и политической самостоятельности, наш сосед – антипод России. Поэтому, чтобы ответить на наш непростой вопрос о так разошедшихся путях России и Украины, мы применим, как и в прошлой книге (о Руси и Орде) распространенный в кибернетике метод сравнений. Итак, поехали.

Рождение Русской государственности. Из научного доклада:

Оказывается, среди украинцев существует популярная версия, что Россия является не Древней Русью, а Старой Украиной/Окраиной. Потому что значимый на Руси город Киев сейчас находится в составе Украины. Но эта теория разбивается вдребезги тем фактом, что первой столицей Руси была Ладога, которая входит в состав нынешней России. Туда приехал первый правитель государства Русь Рюрик, приехал с другими сподвижниками. Второй столицей Руси был Новгород, который также входит в состав нынешней России, он был столицей, а не просто значимым городом, входящим в Русь, и только третьей столицей был Киев. 60 % территории Руси находится в составе нынешней России, и еще 12 % – в составе Белоруссии.

Достаточно эмоционально, но близко к истине. А теперь давайте уже поспокойнее разберем суть вопроса. Древнерусское государство, также Киевская Русь (термин первой половины XIX века, введенный русским историком Погодиным), или НовгородКиевская Русь (термин появился в конце двадцатого века вследствие работ В.Л. Янина и масштабных раскопок в Великом Новгороде, – средневековое государство в Восточной Европе, возникшее в IX веке в результате объединения ряда славянских, литовских (в Московии, Смоленщине и Белоруссии) и финно-угорских племен под властью князей династии Рюриковичей. Уточняя значение термина «Киевская Русь», Греков отмечал следующее: «Считаю необходимым еще раз указать, что в своей работе я имею дело с Киевской Русью не в узкотерриториальном смысле этого термина (Украина). А именно в том широком смысле «империи Рюриковичей». Согласно «Повести временных лет», основание государства ассоциируется с призванием варягов (по традиции 862 год). На право называться столицей князя Рюрика претендуют Рюриково городище (часть будущего Новгорода) и Старая Ладога. В большинстве списков «Повести временных лет» первоначальной столицей Рюрика названа Ладога. «Срубиша» крепость в Ладоге, Рюрик через 2 года спускается вниз по Волхову к озеру Ильмень, где в устье реки основывает «новый город» – Новгород. В Ладоге на рубеже IX–X веков строится первая каменная крепость на Руси (открыта раскопками 1974–1975 годов).

Постройка эта претендует считаться самым древним каменным сооружением первых веков русской истории. Начало отечественного каменного дела получило, таким образом, новую, можно сказать удивительную по давности, дату своего отсчета. Ведь ничего подобного не было в то время ни в славянской Восточной Европе, ни в странах Балтийского бассейна. Что видно из этого? Во-первых, то, что украинские заявления на цивилизованность Киева и дикость Московии вообще не имеют реального смысла. Бред. И абсолютно ненаучный. Да, в Московии в это время действительно были дикие леса и мелкие поселения. А народ (голядь) говорил на литовских языках в районах нынешних Москвы и Твери и на финских языках – в районе Суздаля и Ростова. И что? Так можно и на дикость Урала или Камчатки указать. Или какого-нибудь Урюпинска. Да, на фоне Киева они были дикими. Но вот Ладога уже имела каменную крепость, а в Галиции они только через 300 лет появятся.

Все дело в том, что Россия не с Московии начиналась. И не с Киева. А с Ладоги, Изборска, Новгорода, Пскова. То есть с Верхней Руси, Новгородского Севера. Для прекращения внутренних конфликтов представители славянских и финских племен решили пригласить князя со стороны («И реша себе: князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядил ны по праву»). По краткому и наиболее авторитетному изложению «Повести временных лет», было решено пойти искать князя за море, к варягам-руси.

Но в русско-византийском торговом договоре 911 года перечислены имена 15 послов: «Мы от рода русского: Карлы, Инегелд, Фарлоф, Вельмоуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фаслав, Рюар, Актевоу, Труян, Лидул, Фаст, Стемид иже посланы от Олга великого князя Русского…». Большинство имен имеют скандинавскую этимологию. При этом «Повесть временных лет» сообщает очень важное пояснение. Что первый договор Олега между Византией и Русью закрепляется клятвами, которые опираются на славянские имена языческих божеств, а не скандинавские: «а Олега водиша и мужий его на роту; по Русскому закону кляшася оружьем своим, и Перуном богом своим, и Волосом скотьим богом и утвердиша мир». В следующем русско-византийском договоре 944 года та же клятва «по-закону русскому», что и в предыдущем договоре Олега, именем славянских богов Перуна и Велеса. Этот факт, с которым согласны и норманисты, и антинорманисты, говорит о том, что фундаментально Русь как государство изначально была именно государством древней восточнославянской веры. И значит – государством восточных славян.

Очень важный момент, ибо говорит о том, что народ этот (Рюрика) рассматривался своим. Одной веры. Или – готов был принять веру в Перуна и Велеса. И потому именно на него пал выбор. А дружина у Рюрика была двуязычная. Свеев и Данов (в качестве служилых дружинников) в ней хватало. И это многое объясняет. Например, славянские и скандинавские названия днепровских порогов. Или еще более классический пример: знаменитый остров Рюген (Руян) в Балтийском море. Там находился знаменитый славянский храм Святовита в славянской столице Арконе. И на этом же острове находился скандинавский Ральсвиг – с поклонением Одину. И славяне, и викинги на этом острове спокойно посещали святыни друг друга. А вот что говорит академик В. Янин.

Пресловутый «варяжский вопрос»

Сообщение о призвании Рюрика новгородцами в середине IX века вот уже более двухсот лет возбуждает эмоции с очевидной политической окраской. Борьба «норманистов» и «антинорманистов» демонстрировала явные «излишества» обеих дискутирующих сторон. «Норманисты» пропагандировали мысль о том, что правопорядок и культура были привнесены на Русь иноземными князьями. «Антинорманисты», исходившие из того обстоятельства, что рассказ о призвании записан летописцем спустя два с половиной века после указанного события, сам этот рассказ признавали легендарным, возмущаясь при этом: «Что же, разве русские люди не могли найти князя у себя дома? Зачем им понадобилось искать власть на свою шею за морем?» Раскопки в Новгороде обнаружили, что в IX в. его вообще еще не существовало. Первые элементы застройки в виде рыхлой догородской структуры возникают на его территории лишь на рубеже IX–X веков, а городом с уличными мостовыми, усадебной планировкой, системами благоустройства он становится лишь в середине Х века. Этот результат, казалось бы, подкрепил антинорманистскую версию: не было Новгорода – не было, значит, и призвания иноземного князя. Подкрепил, однако, ненадолго.

Благодаря многолетним раскопкам Е.Н. Носова на Городище, в 3 км от Новгорода (этот пункт знаменит наличием в нем княжеской резиденции, существовавшей вплоть до падения Новгорода в 1478 г.), было выяснено, что резиденция эта возникает как раз в середине IX века, свидетельствуя о присутствии здесь и варяжской дружины. Иными словами, летописная версия была подтверждена, но с некоторыми коррективами. Инициаторы приглашения: новгородские словене (с северного берега Ильменского озера), русы (из Старой Русы и окрестностей в области южного берега Ильменского озера), а также славяне – кривичи и аборигенные угро-финны. Они образовали политический союз и призвали иноземного князя еще тогда, когда Новгорода не было. А сами племена владели, по словам летописи, «каждое своей волостью». Получилось очень легитимно и демократично. Все всех уважали, и все общины имели равные права. Прояснился и механизм возникновения Новгорода спустя несколько десятилетий после призвания князя. Когда Олег с малолетним сыном Рюрика Игорем в конце IX в. ушел на юг искать иные престолы, возник вакуум власти: вместо князя на Городище осталась его двуязычная дружина. На рубеже IX–X вв. наблюдается массовое запустение городищ в новгородской округе: жившая в них родоплеменная аристократия устремляется к месту пересечения главных торговых путей. А такое место соответствует территории будущего Новгорода, и здесь возникают первоначальные аристократические городки, каждый со своим именем; здесь собирается общее вече этой политической межэтнической конфедерации. А когда в 946 г. в результате походов на Мсту и Лугу, где были подавлены значительные конкурентные центры, податная территория конфедерации резко увеличилась и к вечевому центру потекли новые потоки государственных доходов, систему первоначальных городков сменяет единый город, получивший закономерное имя Новый Город.

Итак, иноземный князь был призван. Но дело ведь в том, на каких условиях он получил власть. На этот вопрос позволяет ответить серия исключительных находок прошлого сезона, составивших его сенсацию. Начиная с 1951 года в раскопках изредка обнаруживались странные предметы в виде деревянного цилиндра с двумя взаимно пересекающимися каналами, один из которых снабжен неизвлекаемой пробкой. На поверхности таких предметов обозначены некие суммы, упоминаются «емцы» и «мечники» – княжеские чиновники, собиравшие с населения государственные доходы; встречаются также геральдические княжеские знаки и изображения меча – символа «мечника», а также упоминания географических пунктов. На некоторых предметах нацарапано слово «мех» (мешок) в контексте «мех мечника». Всего до 1999 года было найдено в слоях XI – начала XII века. 13 таких предметов.

Сочетание всех этих признаков еще 20 лет назад позволило понять назначение загадочных предметов: они служили замками (своего рода пломбами) для запирания в мешках собранных государственных доходов. И одновременно бирками, на которых указывалась сумма содержащихся в мешке ценностей, их назначение (в казну или сборщику податей, которому, согласно «Русской Правде», следовал определенный процент), а также иногда – название податной территории. Из снабженного таким замком мешка ничего нельзя было украсть, не разрезав мешок или пропущенную через замок веревку или же не расколов цилиндр.

Но самое важное, что также определилось еще 20 лет назад, состоит в том, что отрезанные от мешков бирки «емцов» и «мечников», т. е. княжеских чиновников, обнаруживались не на территории резиденций князя, а на усадьбах знатных новгородцев, из рода которых происходят знаменитые в истории Новгорода деятели XII–XV веков. Это обстоятельство не кажется случайным, если принять во внимание, что уже в древнейшем дошедшем до нас договоре Новгорода с князем говорится: «А волостей тебе, князь, новгородских своими мужами не держать, но держать людьми новгородскими, а получать дар от тех волостей». Иными словами, князь не имел права собирать доходы сам со своей дружиной (на юге такой способ назывался «полюдьем»); эти доходы собирали новгородцы, а князю передавали обусловленную сумму в виде подарка («дара»). На вновь найденных цилиндрах встречены имена бояр, уже известных как местные жители по прежним находкам берестяных грамот. Одна из них адресована боярину по имени Хотен; в ней посланный им человек отчитывается о результатах сбора пошлин на р. Мологе неподалеку от Бежецка.

Эти находки окончательно прояснили, что уже в столь раннее время контроль за сбором государственных доходов и, как мы сказали бы теперь, за формированием государственного бюджета находился в руках самих новгородцев, а отнюдь не в руках приглашенного князя. Но если это так, если указанное условие содержалось в исходном договоре середины IX в., мы не видим в приглашении князя никаких унизительных обстоятельств. В процессе возникших трений внутри межэтнической конфедерации ее члены не отдали предпочтения какой-либо одной из ее составляющих, а призвали третейского судью. Из народа, как сказано выше, который считали своим. Но самое главное во всей этой информации то, что и вечевая, и великокняжеская – обе эти формы древнерусской государственности – сложились на Русском Севере и уже оттуда распространились на юг. И богами считались славянские Перун и Велес.

А теперь посмотрим, что произошло, когда Новгород-Киевская Русь, уже православная, после правления Владимира Мономаха в начале XII века стала распадаться.

продолжение следует...

Далее...
Февраль
26.02.2017 20:50
Общество History
Германия



Обзорный материал посвященный процессу денацификации на территории Западной Германии в американской зоне оккупации.

Как США проводили денацификацию Германии

1945-й год. Американцы вывели простых немцев откапывать тела из общих могил, собирать мертвецов по окрестным лесам и дорогам - и хоронить по-человечески:


Немки из Нойнбург-форм-Вальда несут из леса тела погибших на марше смерти евреев для захоронения на городском кладбище


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена откапывают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Капитан Натан Нолл и другие американские медики проводят местных немцев мимо мертвых евреек, откопанных из общей могилы в Воларах, Богемия.


Немец с мертвым русским мальчиком на руках, только что откопанным из общей могилы.


Под присмотром солдат 26-й пехотной дивизии третьей армии США четверо немцев несут гроб с одним из 140 евреев из общей могилы недалеко от Шварценфельда, Бавария.


Под присмотром американского солдата немцы из Саттропа роют могилы для захоронения пятидесяти семи убитых там советских граждан, среди которых были женщины и один ребенок.


Под присмотром американских солдат немцы из Хельмбрехтса смотрят на тела женщин, откопанных из общей могилы недалеко от города.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Хельмбрехтса вытаскивают тело из общей могилы, в которой зарыты еврейки, погибшие на марше смерти.


Под присмотром американских солдат жители Нойнбург-форм-Вальда кладут в гробы тела погибших на марше смерти узников концлагеря для захоронения на городском кладбище.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат местные немцы раскапывают общую могилу недалеко от Цайца.


На кладбище Нойнбург-форм-Вальда в присутствии местного населения и американских солдат хоронят тела евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти.


Жители Нойнбург-форм-Вальда несут на кладбище тела евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти


Немки жительницы Нойнбург-форм-Вальда несут из леса тела евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти


Немки жительницы Нойнбург-форм-Вальда несут из леса тела евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти


Волары, Богемия. Американский солдат показывает местным немцам тела погибших возле этого города на марше смерти евреек из концлагеря Флоссенбюрг


Волары. Церемония погребения евреев, погибших возле этого города на марше смерти


Жители Шварценфельда выкапывают из общей могилы тела венгеских, польских и советских евреев


Жители Нойнбург-форм-Вальда несут из леса на кладбище тела евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти


Жители Нойнбург-форм-Вальда несут из леса на кладбище тела евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти


Жители Нойнбург-форм-Вальда присутствуют на похоронах евреев из Польши, Венгрии и России, погибших у этого города на марше смерти


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.


Жители Шварценфельда на похоронах ста сорока польских, венгерских и советских евреев, тела которых были откопаны из общей могилы недалеко от города.


Американский солдат присел возле тел сожженных заживо узников Доры-Миттельбау, отрытых местными жителями из общей могилы у городка Гарденлеген.
на заднем плане немцы продолжают копать


Вёббелин, Мекленбург. Солдаты 82-й воздушно-десантной дивизии наблюдают за тем, как местные немцы откапывают из общей могилы тела погибших узников концлагеря Вёббелин.

После поражения гитлеровской Германии американские оккупационные власти в течение десяти лет проводили денацификацию. Кроме судов, казней, люстрации США выбивали тоталитаризм из немцев насильственным показом кино об ужасах нацизма, а также работой могильщиками. Отказаться было нельзя.

США и СССР были последовательными сторонниками самого жёсткого обращения с побеждёнными немцами. Напротив, Англия и Франция сначала выступали против чрезмерного наказания Германии. Так, рассекреченные менее года назад британские архивы показали, что в конце Второй Мировой войны Черчилль и его правительство возражали против создания Международного военного трибунала, потому что, по их мнению, а таком случае одних лидеров нацистов необходимо было казнить, а других – отправить в тюрьму без суда. Как говорится в записях, Черчилль выдвинул это предложение на Ялтинской конференции, состоявшейся в феврале 1945 года, однако его отклонили Франклин Рузвельт, который считал, что американская общественность будет настаивать на судебных процессах, и Иосиф Сталин, полагавший, что публичные судебные процессы могут стать отличным инструментом пропаганды.



В конечном итоге британцы согласились на проведение судебных процессов над военными преступниками, несмотря на опасения некоторых высокопоставленных чиновников британского правительства, которые считали, что решение судить выживших лидеров нацистов за развязывание агрессивной войны может стать опасным прецедентом. Они также боялись того, что эти суды будут похожи на резонансные показательные судебные процессы в сталинской России.
Тем не менее, англичанам пришлось уступить союзникам, и тоже взяться за денацификацию Германии. Уже в первые дни после капитуляции были арестованы и отправлены в строго изолированные лагеря те, кто занимали партийные посты, начиная от руководителя отделения, кадры СС, гестапо, СД и штурмовых отрядов, независимо от должности, руководители подразделений таких нацистских организаций, как молодежная гитлерюгенд, охранники концентрационных лагерей и пр. – подробный перечень должностей содержало руководство с примечательным названием «Automatic Arrest». Их общее число составило в английской оккупационной зоне около 90 тысяч человек, в американской – свыше 100 тысяч, в советской 120 тысяч.



В населении после начального одобрения росло недовольство практикой денацификации в целом, и в частности, анкетой, состоящей из 131 вопроса, которую полагалось заполнить каждому работающему немцу. Хотя англичане и французы действовали не слишком строго, но и в их зонах эта процедура затягивалась. Продуктовая карточка выдавалась лишь по предъявлении квитанции, подтверждающей сдачу анкеты в ратушу (что подчеркивал «Закон…» в четвёртой статье с названием: «Квитанция о сдаче анкеты – важный документ»). Также и проживание в населенном пункте и трудоустройство в учреждение или на частное предприятие (и следующего за приемом продолжения работы до момента увольнения) требовали наличия упомянутой квитанции. В случае нелегального проживания серьёзным санкциям подвергался сдатчик квартиры. Специально оговаривались наказания тюремным заключением или денежным штрафом за ложные данные в анкете и уклонение от регистрации.

В американской зоне, где подходы к чистке были самые строгие, были рассмотрены 3,5 млн. дел и признаны: главными виновными – 1654; виновными – 22122; незначительно виновными – 106422; попутчиками – 485057; невиновными – 18454; попавшими под амнистию – 2789196. Первые две категории отправлялись в тюрьму, 3-я и 4-я приговаривались к исправительным работам. Но и избежавшим уголовного преследования приходилось насильственно «денацифироваться». Перевоспитание начиналось в некоторых городах и деревнях с шоковой терапии, эффективность которой, впрочем, считалась сомнительной: население принуждали осматривать концлагерь в их местности, демонстрировали «добровольно-принудительным» зрителям документальный фильм о лагерях уничтожения «Жернова смерти». Политолог К. Васмунд писал: «Денацификация и перевоспитание, по первоначальному замыслу союзников, имеют такую же тесную взаимную связь, как поршень и цилиндр машины… Замысел предусматривал воспитание или перевоспитание взрослых и особенно детей и молодежи в убеждённых демократов, с помощью надежных, политически безупречных немцев, посредством прессы, радио, кино».



Сразу после прихода войск стран-победительниц были запрещены все газеты и радиостанции, за исключением военных союзнических, закрыты школы и высшие учебные заведения. Первые американские газеты для немцев выпускались армейским отделом психологического ведения войны; планировалось держать в своих руках издание газет до тех пор, пока не будут найдены политически незапятнанные добросовестные публицисты из немцев.
Показ фильмов проводился не просто так. К примеру, в советской и американских зонах оккупации администрация выдавала карточки на продукты только тем, кто имел отметку о просмотре фильма. В кинотеатрах ставили такие отметки.

На трёх фотографиях выше показано, как выглядел просмотр фильмов об ужасах нацистов, сделанных пропагандистами союзников. Пропагандисты иногда даже не гнушались подделками. Пример такой подделки был описан в английском «Католическом Вестнике» (Catholic Нerald) от 29 октября 1948 г. Там писалось, что в городе Кассель, где каждого взрослого немца заставляли смотреть фильм об «ужасах Бухенвальда», доктор из Геттингена увидел себя на экране, хотя он никогда не был в Бухенвальде. Оказалось, что это был фильм, снятый после бомбардировки Дрездена 13 февраля 1945 г., где этот доктор тогда находился. После того налёта англо-американской авиации погибло 130 тысяч человек, в большинстве женщины и дети, беженцы из восточных районов. На протяжении нескольких недель после этого тела погибших сжигали в штабелях. Эти сцены были засняты немецкими военными кинооператорами, ленты потом попали в руки пропагандистов союзников и они их пустили в дело. Но победители были уверены, что даже подделки идут во благо побеждённых, выбивая из тех «нацистскую дурь».

Ещё одним наказанием было захоронение гражданскими лицами тех, кто погиб в концлагерях. Союзники вывозили «обычных немцев» в места массового захоронения, и те целыми днями выкапывали трупы из общих могил, чтобы затем их предать земле по-человечески (союзникам эта работа также нужна была для систематизации жертв нацизма). Считалось, что у женщин посредством такой работы «денацификация» должна быть не менее 5 рабочих дней, у мужчин – 10. Наиболее отравленные гитлеровской пропагандой могли трудиться на перезахоронениях месяц-два. Ниже на фото можно увидеть, как проходил этот процесс:




















@

http://goodspb.livejournal.com/491875.html - цинк

PS. Данная картина разумеется не полна, так как многие нацистские функционеры и исполнители, смогли избежать денацификации, найдя себя в органах государственной власти ФРГ или же убежище на территории самих США http://www.golos-ameriki.ru/a/expelles-nazis-collected-millions-in-us-social-security/2490172.html, в тех случаях, когда эти люди были нужны для военных или научных программ и США при всей заявленной жесткости, легко закрывали глаза на нацистское прошлое нужных им людей https://oko-planet.su/history/historysng/107762-ssha-kak-pribezhische-nacistskih-prestupnikov.html. Например, в старой книге "Тени с острова Узедом" https://www.ozon.ru/context/detail/id/7626955/ неплохо показано, как разработчики "ФАУ-2", ответственные в том числе и за преступления на заводе Дора-Миттельбау (жертвы которых есть на фотографиях), оказались после войны на территории США, дабы принять участие в американской ракетно-космической программе.

Далее...
Январь
26.01.2017 18:45
Общество History
Россия



Советская эпоха в фотографиях.

Интересные и редкие ретро-фото


Кадр из фильма Белое солнце пустыни, 1969 год


Экипажи бронеавтомобилей БА-27 бронедивизиона войск ОГПУ. Казахстан, сентябрь 1932 года.



Молодые рабочие, мобилизованные в ряды Красной Армии, отправляются в расположение своей части. Московская область, РСФСР,СССР. Сентябрь 1941 года.



Завтра была война. Артек 1941 г.
На обратной стороны фотографии надпись "Девочки 8-го отряда. Лагерь "Суук-Су" Июнь 1941 г."


Владимир Ленин в своем кабинете в Кремле беседует с английским писателем Гербертом Уэллсом. Москва, РСФСР. Октябрь 1920 года.



Старший лейтенант Гапса Джумалиевич Исказиев.Г со своим экипажем во время прорыва из окружения летом 1941 года уничтожил 9 немецких танков.
Исказиев узбек 1915 года рождения. Кадровый командир РККА. Член ВКПб. Командир танкового батальона 121 танковой бригады. Пропал без вести 19 ноября 1941 года в районе города Ефремов.



Интересно, что им так весело? Парад пионеров. В центре Клара Цеткин, с правого края Иосиф Сталин. Красная площадь.Москва, РСФСР, СССР. 1925 год.


Командиры РККА комкор и военный атташе Михаил Калмыков Крайний слева Венцов-Кранц. У третьего петлицы кажется черные, выходит либо Федотов А.В., либо Розынко А.Ф. на учениях рейхсвера в Германии. 1929 год.
Калмыкова репрессировали в 1937 году и расстреляли.


76,2 мм горная пушка обр. 1909 г. на вооружении РККА. 1925 год. Обратите внимание на знамя.


Обед пленных немецких офицеров в Красногорском особом оперативно-пересыльном лагере №27.
Лагерь создан 7 марта 1942 года. За 8 лет его существования c 1942 по 1950 годы через лагерь прошло около 50 тысяч военнопленных 23 национальностей. В этом лагере находились практически все представители руководства государств, воевавших против Советского Союза. Из 625-ти генералов, взятых в плен Красной Армией в 1941—1945 годах, через Красногорск прошли 530 человек, из них 174 немецких генерала.


Колонна тракторов направляется на площадь Урицкого (Дворцовая площадь). 1 мая 1929 года. Фото С. Магазинера


Прибытие отдыхающих на курорт "Горячинск". Село Горячинск, Бурятия, РСФСР, СССР.1939 год.
Село расположено на берегу озера Байкал в 188 км к северо-востоку от города Улан-Удэ, с которым связано автомобильным сообщением. Село названо в честь целебных горячих источников. Здесь располагается первый на Байкале бальнеологический курорт с одноименным названием. Песчаные пляжи, живописная бухта, озонированный морской воздух и горячие источники прекрасно подходят для отдыха и лечения. В районе села сложился особый микроклимат, несколько более теплый зимой и прохладный летом.


Первомайская демонстрация в разрушенном Сталинграде. На переднем плане хвост сбитого немецкого бомбардировщика Хейнкель He-111. 1 мая 1943 года.


Советский автодизайнер Юрий Долматовский на испытаниях разработанного им авто НАМИ-013, 1949 год. Спустя годы этот автомобиль, так и оставшийся прототипом, исчез неизвестно где, но через 20 лет его скопировали итальянцы под названием Ghia Selene. Позже компания Ghia подарила единственный образец «Селены» советским автоконструкторам в знак признательности, после чего следы этого проекта окончательно затерялись... По крайней мере, так были уверены специалисты. Однако спустя полвека, в середине двухтысячных годов, пыльную и заброшенную «Селену» нашли в одном из подвалов НАМИ, извлекли на свет и отреставрировали.


Официальное объявление выигрыша в 50.000 рублей во время розыгрыша трёхпроцентного выигрышного займа.


Ил -18 с Гагариным на борту и четыре сопровождающих самолета на пути в Москву


Части Красной Армии вступают на улицы Каунаса. Литва. 1940 год. Танк БТ без гусениц, а на колесах.


На этой фотографии два автомобиля "Москвич-408" советской команды "Автоэкспорт" проходят через афганскую деревню во время ралли Лондон-Сидней в 1968 году. В советской команде ехало 4 "Москвича". В абсолютном зачете позиции были невысоки - наши гонщики заняли 20,22,28 и 33 места, но в командном зачете советский экипаж занял 4 место за счет того, что команда АЗЛК была единственной добравшейся до финиша без потерь.


Владимир Высоцкий подписывает плакаты после выступления в МВТУ им.Баумана. Москва, РФСР, СССР. Март 1979 года.


Летчик-космонавт СССР Алексей Архипович Леонов за написанием своей, наверное, самой известной картины "Над Черным морем", которая была впервые опубликована в майском номере журнала "Техника-молодежи" за 1966 год.


Бывшие мировые лидеры Рейган и Горбачев расслабляются на ранчо Рейгана в Санта-Барбаре в мае 1992 года, всего через 5 месяцев после отставки Горбачева. После новостей о смерти Рейгана в 2004 году, Горбачев отозвался о нем как о «великом президенте» и сказал что эти новости его «очень расстроили».


Красноармейцы. Хабаровск, Дальневосточный край, РСФСР, СССР. 30-е годы.


Постовой ОРУД. Зубовский бульвар,Москва, РСФСР, СССР. 1930-1935 гг.
ОРУД - структура в системе МВД СССР (Отдел по регулированию уличного движения). В 1967 году ОРУД и ГАИ были объединены в одну структуру.


Церемония торжественного захоронения останков Неизвестного солдата в Александровский сад из братской могилы на Ленинградском шоссе. Траурный кортеж. А. Поликашин, 1966


Праздник Масленицы у шахтеров. Новокузнецк. 1984


Москва. Импровизированный концерт в семейном кругу. 27 декабря 1980 года


1960 год. «Солнечная ванна»


Арбатский ресторан, 1974 год


"Девушки" на отдыхе


Проспект Калинина в Москве с праздничной иллюминацией, 1977


Свадьба в Вязниках, 1970 г.


Ялта, Советская площадь 1983 год


Волнующий момент в жизни Владислава Яцименко (слева), молодого человека принимают в партию, 1966 г.


Валентин Хухлаев. Круиз Вокруг Европы на теплоходе Грузия. Игра в шахматы. 1958


Городской пляж Анапы, 1972 год


Вертодром, Ялта, 1978 год


Памятник Сталину на ВСХВ (ныне ВДНХ), 1947 год


Витрина магазина "Изотопы" в Москве, 1960 год


Сбор томатов, Московская область, 1950 год


На рынке, Ленинград, 1970 год


Короткий перекус и школьные новости, Москва, 1965 год


Поэт Самуил Яковлевич Маршак с московскими школьниками. 3 ноября 1962 года


Приют одиннадцати, Приэльбрусье, 1969 год


Советские авиаконструкторы А.Н. Туполев и С.В. Ильюшин


Актер Алексей Баталов на своей машине. 18 января 1964 года


Главный подъезд МГУ, 1953 год


Владимир Маяковский на вечере, посвященном открытию столовой Дома отдыха работников искусств, 1929 год


Лучшая собирательница Зуйского совхоза-завода «Крымская роза» Р.Е. Дударь собирает лепестки красной розы, 1952 год


Стадион имени Сталина в Москве, 1934 год


В универмаге Москва, 1966 год


В универсаме "Рига", Минск, 1987 год.


На съёмках фильма Москва слезам не верит, 1979 год


Манекенщицы демонстрируют новую коллекцию одежды на проспекте Калинина в Москве, 1969 год


Эрнесто Че Гевара во время посещения бассейна "Москва", ноябрь 1960 года.


Пост-пикет ГАИ, Чертаново, Москва, 1980 год


Колоннада у входа в городской пляж. г.Гагра 1951г.


Эльдар Рязанов, Андрей Мягков и Алиса Фрейндлих на съёмках Служебного романа, 1977 год


Нижнекамский шинный завод, 1977 год


В павильоне «Машиностроение» на ВДНХ, Москва, 1959 год


Ил-18 на улице Малышева, Свердловск, 1977 год
Транспортировка самолета на место будущей стоянки в парке Энгельса


Абхазия. Курорт Пицунда. Автопоезд, курсирующий между пляжем и пансионатами.
Фотохроника ТАСС 1973 год.


Отдыхающие на пляже в Евпатории, Крым, 1974 год


В магазине. Киев, 1949 год


Владимир Высоцкий и Марина Влади в Пицунде. 1969 год.


Раднэр Муратов и Савелий Крамаров во время съёмок «Джентльменов удачи», 1971 год


Милионный ЗиЛ, 1976 год


Министр культуры Екатерина Фурцева, поэт Евгений Евтушенко и скульптор Эрнст Неизвестный, 1962 год


Обед на строительстве БАМа, 1970-е



Рядовой Михаил Воробьёв (впоследствии Михаил Круг) в армии. г. Лебедин, Сумская область, УССР. Начало 1980-х гг.


Обычная советская семья, 1954 год


Моральное стимулирование, 1961 год


Калькуляторы в Доме книги, Ленинград, 1977 год


Автомобиль скорой помощи РАФ-ТАМРО, Ленинград, 1980-е


Снос Храма Христа-Спасителя, 1931 год


Дебютный показ Ту-144, аэродромный тягач МАЗ-541, 1972 год


Паланга, Литовская ССР, 1977 год


Андрей Миронов и Раймонд Паулс на подготовке передачи "Голубой огонек", посвященной 66-й годовщине Октября, 1983 год


Квадрофонический магнитофон "Юпитер Квадро", созданный на базе стереофонического магнитофона Маяк-001, 1975 год


Младший сержант милиции Ирина Пажинская, одна из лучших регулировщиц, за самоотверженную работу награждена медалью "За оборону Ленинграда", сентябрь 1943 года


Галина Логинова с дочерью Милой (в будущем Мила Йовович), Киев, 1976 год


Вариант скорой помощи на базе ЗИЛ-118 1965 года


Выступление Большого Государственного симфонического оркестра на Манежной площади в Москве, 9 мая 1945 года


Роберт де Ниро и Олег Янковский в Москве, 1987 год


Реклама электробритвы. Автор Трахман Михаил, 1960-е


Американские горы в саду Госнардома. Ленинград, 2 мая 1935 года


Прогулка на яхте. Московская область, 1963 год. Фотограф Юрий Абрамочкин.


Трамвай в Тбилиси на площади Героев, 1960-е


"Скоростной спуск", автор Сенин В. А. Москва, Александровский сад, 1960-е


Катание детей в Вологде, 1950-е


Площадь Сталина, Киев, 1948 год


Мини-телевизор производства ПО "Монолит" (Витебск), 1975 год

Вся тема: СССР как это было (много фото)

См.также:

Фотографии из жизни людей в СССР, сделанные Семеном Фридляндом в 1950-х годах

Известный советский фотограф Дмитрий Бальтерманц

"Не парадный СССР", фотографа Владимира Воробьёва

Марк Штейнбок | Моменты жизни новой России

Фотомастер Олег Виденин. Портреты с окраин.


http://picturehistory.livejournal.com/1871757.html - цинк

Далее...
Количество новостей на странице
Объявления
Объявления

Доска объявлений и Совместные закупки

Сэкономьте на покупках, присоединяясь к Совместным покупкам

Социальная сеть
Социальная сеть

Социальная сеть Народ Един

Общайтесь с пользой!

Работа
Работа

Работа в сети Народ Един

Найдите работу своей мечты

Поручения
Поручения

Поручения заданий в сети Народ Един

Эффективно делегируйте задачи исполнителям

Форум
Форум

Форум сети Народ Един

Общайтесь на форуме Народ Един

Городская Сеть
Городская Сеть

Городская Сеть Народ Един

В Городской Сети Народ Един Вы сами пишете историю.

Трансляции
Трансляции

Трансляции сети Народ Един

Трансляции сети Народ Един

Добро пожаловать в сеть Народ Един

Свернуть
Яндекс.Метрика