Переписки
Новых сообщений:0
Свобода слова начинается здесь

Общество History / HISTORY / Общий инфопоток / Городская социальная сеть Народ Един
Архив новостей















Сейчас - 16 Октябрь, вторник 04:08
Количество новостей на странице

Август
12.08.2018 07:35
Общество History
Россия



В высшей степени отличная и познавательная статья о том, почему крестьяне уходили от христианства в язычество.
Очень много интересных фактов и подрбностей.

Реальные расклады в борьбе язычества и христианства. Уроки голода 1891-93 годов

Всяким "родноверам", "славяноариям" и прочей компании расслабиться и проходить мимо: тут о настоящем, бытовом язычестве. Всяких "Вед", перунов и "Велесовых книг" не будет.

Катастрофы голода сносят в сознании людей в первую очередь все наносное и искусственное. По так называемым "мировым религиям" голод бьет непосредственно и больно.
Нет, "старые боги" не замещают Христа, Аллаха или Будду, и из лесов не выходят друиды с волхвами - про них никто и не помнит. Все, что мы знаем, например, о славянских языческих божествах и верованиях - это кропотливая работа историков, а не "народная память" (она реально "помнит", но другое, о чем ниже).
"Голодный" ренессанс или, если хотите, реконкиста язычества происходит одновременно просто, тупо и страшно для "государственной" религии и властей. Жуткая голодная катастрофа 1892 года дала огромное количество фактического материала и аналитики по теме. Связано это с тем, что, во-первых, благодаря общественности и лично Льву Толстому "на голоде" работало большое количество образованных и наблюдательных людей, а во-вторых, сама Церковь усиленно мониторила ситуацию - в Синод через епархии голодных губерний массово поступали донесения и отчеты сельских священников и церковных комиссий. Наиболее дельная аналитика шла в журнале "Мир Божий", где в номерах за 1892-94 годы регулярно разбирали и анализировали различные сообщения с мест. Много аналитики встречается в медицинских отчетах тех лет, а так же в полицейских расследованиях слухов и толков, приведших к бунтам, погромам и неповиненовению властям.
Изучением и обобщением собранных материалов занимались такие глыбы отечественной науки как профессора Найдыш Вячеслам Михайлович и Азбелев Сергей Николаевич. А первый и могучий задел сделал еще на анализе обрывочных сведений с кошмарного голода 1872-74 гг. академик Александр Афанасьевич Потебня (Слово и Миф. М.:Правда, 1989).
С медицинской точки зрения годноту выдал прямо с мест А.В. Погожаев (Апатия и голодание//Русское богатство. 1892. Номер 4-5). Суровый и реальный фолк от носителей постил журнал "Этнографическое обозрение".
О том, что для Церкви языческая угроза была абсолютно реальна, писал даже Пал Николаич Милюков ("Очерки по истории русской культуры", Т.2, ч.1).
В наше время по теме пишут, помимо Найдыша, философы Лосев И.Н. и Синельников С.П., статьи которых в журналах "Вопросы философии" и "Волга" ткнули носом автора поста в данную тему.

Что же из себя представляло реальное язычество в 1892-94 годах, каковы были механизмы и формы его проявления и к каким последствиям это все приводило.
Замануха: всех, дочитавших до конца, ждет бонус - самый умопомрачительный, невероятный, крышесносящий слух голода 1892-94, непревзойденный до сих даже лсдэшными наркоманами.

1. Механизм запуска возврата к язычеству.

1.1. При первых признаков катастрофы все в деревнях усиленно молились, завязывали с пороками (бухачем), ходили на все церковные службы и крестные ходы. Батюшки писали умильные отчеты. При этом отмечали возникновение всяких невероятных слухов и сплетен, которым сначала не придавали особого значения (в 1898-99, 1906, 1911 гг. церковные и светские власти, наученные горьким опытом, старались реагировать максимально быстро на этом первом этапе, но когда не успевали, то получали то, что прекрасно описано у Викентия Вересаева и Михаила Булгакова)

1.2. Когда катастрофа надвигалась вплотную, батюшкам начинали задавать резкие и неожиданные фантастические вопросы (типа "правда что Государю было видение о Конце Света и в его дворце иконы кровью плакали, а лошадь человечьим голосом заговорила?"). Фантастические вопросы постепенно сменялись совершенно бытовыми: "отчего хлеб неуродился", "отчего скотина болеет", "отчего у Касьяна живот вздулся и он херню несет". И вот тут батюшку спасали либо стальные яйца (такие попадались), либо специальные знания (таких было единицы). Ответ "Так Богу угодно" не прокатывал и мог мгновенно взорвать обстановку (например все могли свалить прямо со службы). Если батюшка что-то шарил или начинал давить харизмой, то прилетал второй вопрос: а как увязан вот этот конкретный пи*дец со слухами и разговорами? Может правду говорят?
Это была вилка: ответ "да, связан" по умолчанию неприемлем, ответ "нет, не связан" сразу рождал недоверие к компетентности священника (это в лучшем случае, в худшем - батюшку начинали считать участником некоего "заговора").
1.3. Далее, как убедительно предупреждал всех еще до наступления голода Потебня, происходит следующее: "[Христианство], вообще исключающее природу, не дало объяснения многим чудесным явлениям природы, которые язычник объяснил, связавши со своею верою. <...> Христианство могло лишь несколько ограничить, но не могло вполне устранить ту часть язычества, которая обращена к природе. Далее, христианство оставляло много незаполненного пространства вокруг событий семейной жизни, рождения, брака, смерти, вокруг занятий, например - охоты, земледелия, скотоводства, прядения" и, как справедливо дополняет Синельников, "вокруг засухи, неурожая, голода".
Многих людей совершенно переставало устраивать объяснений голодного пи*деца устойчивыми формулами "так Богу угодно", "Плохое событие - Божье наказание, хорошее - благодать от Бога идущая". Эти формулы, при должном религиозном воспитании, работают когда вас, например, насилуют, но кормят. Как только перестают кормить, то механизм ломается. Потебня тыкал всем в глаза голод 1872-74: "Такая упрощенная схема, по-своему объясняющая бедствие, не удовлетворяла немалую часть крестьянства: народ искал, на его взгляд, глубоких объяснений случившегося и находил их в старом, не забытом окончательно язычестве. Дело еще и в том, что язычество помещает богов внутри природы, ближе к человеку".

Еще более доступно проблема формулировалась уже советскими философами, также пристально изучавшими ее: христианский Бог выше и дальше и не обязан подробно разъяснять действие сил природы, а языческие боги и есть эти самые силы.
Все, язычество вырвалось наружу. Но, еще раз повторюсь, никакие Велесы и Перуны не вылезают - не помнит их никто. Капища тоже никто не строит (вру - чуваши и марийцы в лес валили, а с ними русские и татары, но это было локальное явление и язычество у чувашей и мари никто под корень не истреблял).

2. Проявление язычества.

2.1. Оно, сначала, начинает проявляться по косвенным признакам в слухах и толках. Вы бы сейчас не распознали бы ни за что, а Церковь тогда четко определяла - это появление в сюжетах слухов фантастических подробностей, к которым пока крепят христианские объяснения и имена (самарское "Стояние Зои" тогда однозначно определили бы как язычество, и вломили бы нехилых люлей самарской епархии).
Кроме того, начинают с новой силой лезть очень хорошо знакомые Церкви народные легенды о различных библейских персонажах (тут сильно надеюсь меня терминологически поправит, если что, или дополнит уважаемый anrike). Наиболее популярные персонажи в них - "сестры Ирода", которых обыкновенно определяют числом от 12 до 40. Имена народ им дает более чем характерные: Голодея, Пухлея, Желтея, Трясея, Огнея, Ледея, Гнетея, Хрипея, Глухея, Ломлея, Корикота, Навсея и т.п. У каждой сестрички по 300 любовников. В голод правит бал не Голодея, а еще одна опасная тварь из списка - Варогуша. Пословица голода: "Изнимет брюхо голодуша, придет и боль, и варогуша". Варогуша представляется в виде белого мотылька, который садится на губы спящему, в результате того поражает лихорадка, малокровие, упадок сил, чахлость и, в итоге, смерть.
Психиатры уже тогда отмечали, что помимо того, что белые мухи реально существуют, поехавшие крышей на почве голода начинают их видеть в товарном количестве - это один из массовых глюков (алкаши-делирики, кстати, белых мушек тоже часто наблюдают). Так как малярия и разные лихорадки действительно усиливаются во время голодов и люди вокруг натурально мрут пачками, то привет - Варогуша становится совершенной реальностью, так как психов особо никто распознавать не умеет и вокруг тебя все Это видят. То есть миф уже не развенчать никак, а подобные попытки приведут к раскалению обстановки.
Но Варогуша и прочие подобные легенды это только цветочки. Церковь их сурово осуждала, но до поры мирилась.

2.2. С нарастанием саспенса население становится все более нервным и агрессивным: начинает ползти вверх статистика преступлений, повсюду полыхают страсти и разборки на пустом месте. Появляются случаи открытого неповиновения властям. Болезни и эпидемии продолжают развиваться в геометрической прогрессии. Сложные объяснения текущих процессов никто не понимает и понимать не хочет, а старые простые формулы не работают. Но сознание настойчиво требует объяснения происходящему. И вот тут приходят они - божки, демоны, духи низшего языческого пантеона. Их древних имен никто не помнит, обзывают в разных местностях по-разному или по-христиански - бесами (помнят только водяных и леших). Одними из первых появляются ведьмы. И появляется вся эта компания не просто так - "бабка сказала" - явление несколько сложнее. Профессор Найдыш подыскал для него очень подходящий термин - быличка. Определения былички вы можете в количестве прочитать в интернете. Мы возьмем то, которое Найдыш подыскал именно для голода: быличка - это устный народный рассказ с установкой на полную достоверность, но с элементами фантастических, нереальных и сверхъестественных событий, сопровождаемых, как правило, существами-"низшими" богами языческих верований или имеющих дело с людьми, обладающих нечеловеческой силой (черти, ведьмы, колдуны) и такими персонажами как привидения, оборотни, вурдалаки.
Т.е. быличка имеет реальную географическую привязку, в ее сюжете могут присутствовать реально существующие люди, точные даты и время. Продвинутый вариант былички - это ее увязка с христианским апокалипсисом, который все более наделяют языческими чертами.
Примеры.
Простая быличка. Записана среди крестьян Чернского уезда Черниговской губернии в 1893 году.
"Виновницей неурожая была одна ведьма. Она ночами на осиновом лучке (дугообразной палке) разъезжала по деревням (подробно перечисляется каким) и дергала у петухов перья из хвостов и крыльев - штук по пяти из каждого петуха (петух - язычество). Летом 1891 и 1892 годов по ночам часто слыхали крик перепуганной птицы на дворах. Спасались от ведьмы только те петухи, которые садились на борону (борона - язычество), потому что борона, составленная из крестообразных связанных частей, не подпускала к себе бесова отродья. Из надерганных перьев ведьма вязала пучки и, летая на лучке по поднебесью (подробно перечислены уже покойные свидетели) над матушкой Русью, РАЗГОНЯЛА ИМИ ДОЖДЕВЫЕ ТУЧИ и, таким образом, не давала плодотворному дождю проливаться на засохшую землю. После смерти ведьмы пошли дожди, да поздно (а вот версий кончины ведьмы - триллион)".

Апокалиптическая быличка. Записана тоже в Черниговской губернии.
"В одном из сел Новосильского уезда церковный сторож, обходя ночью церковь, услышал, что в церкви кричали петухи. Так было в ночь до трех раз. "Что такое? Какой петух мог очутиться в храме?" - недоумевал сторож. На другую ночь опять закричали петухи. Тогда сторож побежал к священнику, разбудил его и рассказал про петухов. Оделся священник и отправился со сторожем к церкви, и оба они слышали, что в ней два раза прокричали петухи. Наутро собрал священник сходку, поведал обо всем прихожанам и в заключение спросил их: "Кто из вас, православные, выищется такой, который бы согласился переночевать в церкви, дабы узнать, что значит петушиный крик? Один парень из того же села говорит: "Я согласен на это".
На ночь заперли того парня в церкви



Здесь он взял Евангелие и стал читать. Читал, читал он; вот уже полночь, поют петухи на селе; глядь, - царские врата сами собою растворяются и выходит из них БЕЛЫЙ ПЕТУХ: прокричал с амвона: "Ку-ка-ре-ку!" и ушел в алтарь. Царские врата за петухом затворились. Запели на деревне во второй раз петухи - опять из растворенных врат вышел на амвон петух, но только КРАСНЫЙ. Прокричал петух и также скрылся в алтаре. Когда третий раз пропели на селе петухи, на амвон вышел ЧЕРНЫЙ петух. После него на амвон вышел монах в черной одежде и спрашивает парня: "Разумеешь ли ты, что предвещают петухи сии?". "Не разумею", - отвечает парень. "Ну так слушай: БЕЛЫЙ петух, означает в скором будущем изобильный урожай, КРАСНЫЙ - ужасное кровопролитие, ЧЕРНЫЙ - смертей, гробов, и могил множество, так что хлеб некому будет есть".
Языческие петухи тут перекликаются с конями из Апокалипсиса.
Верили быличками беспрекословно.

2.3. Дикие слухи особенно благодатно ложились на подготовленную почву - бухло. Больше всего крестьяне боялись не самого голода, а холеры, которая неизменно с ним приходила. В крестьянской среде существовала непоколебимое убеждение, что от холеры нельзя спастись и христианство никак от нее не защищает. А что делает нормальный русский человек, когда аццки очкует? Правильно - бухает. Вы можете себе представить как надо нажираться, чтобы удивить стандартного полицейского участкового? Из донесения полицейского урядника из слободы Покровское Новоузенского уезда Самарской губернии, куда он был послан для наблюдения за настроением крестьян при получении известий об идущей с низовьев Волги холеры:
"Я навидался столько пьяных, как никогда раньше. Пили чтобы умирать было легше в пьяном состоянии, пили просто так и Бог знает зачем - лишь бы быть пьяными".



Про холерные бунты и слухи написано тонны литературы. Нас интересуют слухи, связанные с язычеством и затрагивающие вертикаль власти. Как раз холера 1892-93 нам их дала.
В том же уезде ходили стандартные слухи, будто за каждого отравленного русского доктора получают от англичан 30 рублей, а за хохла 40. Народ разгромил больницы в уезде и чуть не поубивал персонал. Когда оперативно присланные войска вставили всем пистон, то родился рассказ, который начал разлагать сами войска и губернским жандармам пришлось очень много работать. Вот он:
"За зиму, когда голод постиг все наши волжские губернии, царь посылал много хлеба и денег для раздачи народу, но эта помощь не доходила до назначения, оставаясь в руках чиновников, грабивших и казну и народ. Проведав о том, царь послал наследника тайно разузнать в чем дело. Наследник приехал, разузнал и долго уговаривал чиновников отдать награбленное народу, но, не сладив с ними, "поехал за отцом". Чиновники, узнав о том и испугавшись расправы, подкупили докторов, чтобы те пустили холеру и не допустили бы при этом царя к Поволжью. И царь не приехал. Но наследник (то в образе медведя, то петуха, то коня, то витязя, то ворона) вернулся в Самарскую губернию и участвовал с народом в бунтах и разгромах больниц. В Новоузенском уезде (или любом другом уезде) он три раза на "ура!" поднимал портрет Государя, висевший на стене в земской больнице".
Жандармы отмечали случаи, что под влиянием рассказа некоторые солдаты бросались камнями в докторов.
("Все былички взяты из номеров "Мира Божьего").

В результате подобных слухов, глюков, нелепых подтверждений разных суеверий, забытые языческие верования начинают возвращаться. Крестьяне все больше начинают смотреть на мир сквозь призму язычества, хотя во всю еще юзают христианскую мифологию и терминологию. И тут остается всего один шаг до практического язычества.

3. Практическое язычество.

3.1. Основа язычества - это не древнегреческие мифы, не древнеримская строгая иерархия божеств, не споры кто важнее: Перун или Велес. Основа язычества - примитивные верования, связанные с самыми необходимыми для выживания вещами и процессами.
Так как урожай уже про*бан, то самым важным для крестьянина становится скотина - без нее не выжить и не засеяться по весне. А скот косят болезни. Эпидемии болезней скота также усиливаются в голодные годы. Идет падеж. Молитвы не помогают, наблюдение вроде "если долго крестить корову, то она все равно умрет" тоже минусуют позиции христианства. А делать что-то надо, крестьян лихорадит и они места себе не находят из-за скотины. И вот тут всплывает разрозненно обрядовая сторона язычества. Это когда официальный Бог не помогает, а запрещенные божества - вот они, рядом. Надо только попросить. Как просить - никто не толком не знает (появляются всякие противоречащие друг другу "знатоки", которые берут плату за знания и сваливают из села пока не спалили). Начинают искать способы интуитивно. И что интересно - в обрядах, связанных со здоровьем скотины, почти все приходят к одним и тем же действам. При этом, на всякий случай, не рвут еще окончательно с христианским Богом. Наиболее ясно обряды описывает донесение священника Николаевской церкви села Иловатый Ерик Новоузенского уезда Самарской губернии:
"Суеверия в домах поддерживаются тем, что после утрени праздника Крещения Господня хозяин дома, положив несколько кусочков простого ладана в домашнюю ладаницу с горячими углями, идет на скотный двор и там, собрав объедки соломы в одну кучу, выкладывает угли с ладаном на кучу соломы и зажигает ее, наблюдая за тем. как бы не произвести пожара. Это называется у них "ПУРЫНОМ" и делается для того, чтобы домашний скот их был здоров".
Солома - совершенно языческий материал. Пучки соломы присутствуют почти во всех языческих обрядах, связанных со скотиной.

Далее включается механизм "делай как все".

3.2. До обрядов дело доходит когда голод уже на пике. А после пика идет спад. Выживает сильнейшая скотина или у которой был иммунитет. Или врачи справились с эпидемией. Или она сама угасла. Но всем же ясно, что когда мы стали жечь солому - скот и перестал падать. А когда мы порезали горла последним курам и побросали их в болото (ну или где там "эти" живут), прекратилась лихорадка.
А по весне приехали "господа" из столиц и привезли хлеб - это Наследник в столицу вернулся.

3.3. Когда голод был подавлен, Церковь предсказуемо включила репрессивный механизм. Зачинщиков слухов, "распространителей язычества" арестовывали. Население делало однозначный вывод - вот кто наши враги.

Многие крестьяне, не в силах порвать с христианством, но "вкусивши запретного плода", уходили к сектантам - недаром сектанство было особо распространено в зоне рискового земледелия.
Многие, отъевшись и раскаившись в своем "язычестве", уходили к староверам (в этом блоге уже были приведены наблюдения 1892-94 годов за тем, что староверы не болели цынгой и малокровием и к ним тянулись крестьяне окрестных сел. То, что дело не в вере, а в рассоле, которого у староверов имелись громадные запасы, никто и не подозревал).
После голодов Церкви приходилось щемить сектантов и староверов, вырывая у тех клятвенные заверения, что не будут принимать к себе никого из православных.
И еще многим стало ясно, что окончательный переход к язычеству во многих селах не случился только из-за прибывшей наконец помощи - растянись голод еще года на два и случился бы невозврат.

Если кто вдруг решит пофантазировать о религиях и верованиях в постапок, то сразу имейте в виду: это будут примитивные языческие верования, связанные с урожаем, скотом, охотой, фертильностью и удачей. А духи будут жить в самых "нехороших" местах.

Ну и обещанный бонус.

В тот голод началось масштабное переселенческое (беженское) движение из неурожайных губерний Поволжья обратно в центральные. Стихийные переселения власти пытались пресекать. В среде крестьян рождались самые невероятные слухи в связи с переселением.
Вот сейчас без шуток: в одной из волостей Саратовской губернии крестьяне повязали в тюки весь свои скарб, заколотили дома, вышли на центральные площади и в организованном порядке стали ожидать переселения НА ЮПИТЕР. "Мир Божий", за номером 7-8, 1894, цитирует "Саратовский листок":
"Слухи о переселении крестьян на планету Юпитер дошли до Саратова. Становому приставу было поручено собрать урядников, сотников и десятников и выяснить корень сего зла. Было установлено, что среди крестьян явились какие-то выходцы с Юпитера, которые стали приглашать к себе на житье. Земля, мол, хорошая, лесу, лугов - вдоволь, рыбы в реках сколько хочешь, зверя и птицы тьма, что приди целая армия - их не искоренит, потому что железных дорог нету (sic!), а пшеница родится - золото.
Желание крестьян переселяться на Юпитер было обнаружено вполне. Был найден один из подстрекателей - казак села Куковичи Оверка Шкода. Он показал, что сам неграмотный, но люди говорят, что на Юпитере земли хорошие. На Оверку Шкоду составлен протокол".

https://d-clarence.livejournal.com/268175.html - цинк (как всегда рекомендую подписываться на автора - давно и системно пишет на тему голода в Российской Империи и Советском Союзе).

Далее...
Июль
30.07.2018 09:29
Общество History
Россия г. Севастополь



Интересная ретроспектива посвященная военно-морским парадам в Севастополе при Украине в период с 2008 до 2014 года.


Как-то уже и забылось, что при Януковиче действительно строили планы строительства кораблей для ВМСУ.
А Высоцкий оказался таки прав - деятельность Украины оказалась контрпродуктивной и закончилась плохо. Паскуде Куницыну в итоге пришлось драпать за Перекоп.

Далее...
29.07.2018 07:29
Общество History
Россия Республика Крым респ.



Виртуальная реконструкция Херсонеса 1-го и 10-го века нашей эры.
В общих чертах демонстрируется облик города в период Римской Империи, а также в период когда его посетил князь Владимир.

Далее...
19.07.2018 07:48
Общество History
Республика Корея



У берегов Южной Кореи обнаружен корпус крейсера "Дмитрий Донской", который погиб после основной фазы Цусимского сражения, затопленный своим экипажем, который не дал японцам захватить корабль оказавшийся перед лицом превосходящих сил противника.




Последний бой старого крейсера отлично описан у Новикова-Прибоя в "Цусиме".

Молодая отвага старого крейсера.



Японские суда продолжали гнаться за "Донским". Теперь выяснилось, что первый удар обрушится на него со стороны левых двух крейсеров, — они сближались с ним быстрее, чем правые: Смертельная угроза, нависшая над преследуемым кораблем, все усиливалась. Только тьма могла бы дать возможность избежать страшных бедствий, но пока она наступит-будет уже поздно.
Прошлую ночь люди с нетерпением ждали желанного рассвета, а теперь враждебно косились на солнце, которое скатывалось к горизонту так медленно, словно оно находилось в союзе с японцами.
Командир Лебедев послал минного офицера в минный погреб, чтобы он на всякий случай приготовил корабль к взрыву.
Две сотни ослябской команды с их офицерами погнали в жилую палубу. Они знали, что может произойти при гибели населенного корабля; они, случайно уцелевшие, пережили ужас и на "Буйном", когда под огнем неприятеля спасали с флагманского броненосца адмирала с его штабом. За что, за чьи преступления их подвергают еще раз жесточайшим пыткам? Бледные и посеревшие, еле передвигая одеревеневшие, как у ревматиков, ноги и часто оглядываясь, без надежды в застывших глазах, они спускались по трапам вниз, в отведенное им помещение, как в мертвецкую.

Старший офицер Блохин обошел своей неуклюже-тяжелой походкой палубу, отдавая последние распоряжения о приготовлении корабля к бою, и вернулся на мостик. В это время два крейсера слева — "Отава" и "Нийтака" — приблизились кабельтовых на сорок и открыли огонь по "Донскому". Это было в половине седьмого, как раз в тот момент, когда закатывалось солнце. Там, на далекой родине, оно теперь светило с полуденной высоты, разливая горячий блеск на весеннюю землю, принося людям радость. А здесь, в этих чужих водах — о, скорее бы догорели его последние лучи, заливающие, крейсер багровым светом!

Командир Лебедев, не обращая внимания на стрельбу противника, привалился к поручням мостика, согнулся над ними и о чем-то задумался.

— Иван Николаевич, разрешите пробить боевую тревогу? — сумрачно глядя в согнутую спину своего начальника, промолвил старший офицер.

Командир не пошевельнулся и молчал, как будто ничего не слышал.

Блохин удивленно пожал широкими плечами, поправил флотскую фуражку на голове и еще раз обратился к нему, заговорив более громко и уже официальным тоном:

— Господин капитан первого ранга, разрешите пробить боевую тревогу?

Командир повернулся на зов и выпрямился. Лицо у него было бледное, заплаканное. Слезы, застрявшие на усах и бороде, загорелись от заката, как рубины. Он пожал руку своему помощнику и сказал:

— Если со мною что-нибудь случится, позаботьтесь о моих двух маленьких девочках...

Больше он ничего не сказал. На несколько минут, захваченный воспоминаниями о далекой семье, этот храбрый человек перестал быть военным командиром. Это был просто страдающий отец, оторванный от любимых детей и обреченный, как и тысячи других жизней, на жертву преступно затеянной войне.

По распоряжению старшего офицера заголосил горнист, загремел барабанщик, подгоняя людей к местам, назначенным по боевому расписанию. На всех трех мачтах взвились стеньговые флаги. "Донской" загремел орудиями левого борта. До острова Дажелет оставалось приблизительно миль двадцать.

Японцы скоро пристрелялись и начали накрывать цель. Раздались взрывы на верхней палубе, появились разрушения в надстройках. То в одном месте, то в другом вспыхивали пожары, но с ними успешно справлялись.


Адмирал Уриу.

"Донской", по распоряжению командира, часто менял курс в ту или другую сторону. Благодаря такому маневру японцы сбивались с пристрелки, действие их огня уменьшалось. Но через некоторое время подоспели еще четыре корабля, которые находились справа, и, несмотря на большое расстояние, тоже открыли по нашему крейсеру стрельбу. Как после узнали, это был отряд адмирала Уриу, состоявший из крейсеров "Нанива", "Токачихо", "Акаси", "Цусима", Таким образом, "Донской" очутился под перекрестным огнем. Положение его сразу ухудшилось, разрушение корабля пошло быстрее, число убитых и раненых увеличивалось. Постепенно одна за другой, выходя из строя, замолкали пушки.

Никакая храбрость не могла уже спасти крейсер от гибели. Единственный был выход, да и то слабый — это скорее достигнуть острова. Облитый заревом заката, Дажелет, надвигаясь, вырастал и ширился, как будто морское дно начало выпирать его из своих недр. До него было более десяти миль, но казалось, что он возвышается над поверхностью воды рядом, очаровывая людей своим величественным спокойствием, обещая им жизнь, избавление от мук. Но что произойдет с экипажем, когда корабль со всего разбега ударится о прибрежные скалы? На чью долю выпадет счастливый жребий спасения? Что бы ни случилось, командир Лебедев тверд в своем прежнем решении. Вместе с другими офицерами и матросами он стоял в боевой рубке, высокий, тощий, с блуждающими огоньками в сухих глазах, весь охваченный какой-то зловещей торжественностью, как человек, который сделал важное открытие. Он придумал великолепный маневр — прежде всего нужно попасть в теневую полосу, далеко протянувшуюся от острова к востоку: там ночь наступит быстрее, чем в другом месте, и если он успеет добраться туда, то сразу же лишит японцев меткости стрельбы. А потом это судно круто повернет влево, к гранитным, скалам, чтобы у подножия их покончить расчеты с жизнью и разбитой развалиной погрузиться в пучину.

В боевой распорядок вносила большой кавардак ослябская команда, которую трудно было держать в повиновении. Не успевшая еще оправиться от вчерашней катастрофы, она была совершенно деморализована и представляла собою полусумасшедшую толпу. Первый же снаряд, попавший в офицерскую каюту с левого борта, вызвал в жилой палубе панику. Люди ахнули, шарахнулись от места взрыва в носовую часть судна. Вместо того чтобы начать тушите возникший пожар, они с дикими воплями бросились к выходным трапам. Ослябцев начали загонять обратно, пуская в ход кулаки и обливая водой из шлангов пожарных помп. Но несколько человек из них все же прорвались на верхнюю палубу. Сначала они заметались по ней, как одержимые, а потом один за другим выбросились в море, вскипающее от взрыва снарядов, — выбросились на явную смерть.

Капитан 2-го ранга Коломейцев и на чужом судне не оставался без дела. Он сам напросился помогать трюмно-пожарному дивизиону. Загорелись шестидюймовые патроны. Костер полыхал ярким пламенем, разбрасывая по сторонам латунные осколки. Унтер-офицер, стоявший с пипкой от шланга, свалился мертвым. Тогда Коломейцев схватил пипку и направил тугую струю воды на огонь. Бывший командир "Буйного" работал до тех пор, пока сам не получил осколка в бок навылет. Не отставали от командира и его матросы, заменяя выбывающих из строя людей.

Старший офицер находился на палубе, когда к нему подлетел один из матросов и, захлебываясь словами, доложил:

— Ваше высокоблагородие... вас командир просит.

Блохин немедленно поднялся на мостик и, заглянув в исковерканную и полуразрушенную рубку, на мгновение остолбенел. Вся палуба в ней блестела свежей кровью. Лейтенант Дурново, привалившись к стенке, сидел неподвижно, согнутый, словно о чем-то задумался, но у него с фуражкой был снесен череп и жутко розовел застывающий мозг. Рулевой квартирмейстер Поляков свернулся калачиком у нактоуза. Лейтенант Гирс валялся с распоротым животом. Над этими мертвецами, стиснув от боли зубы, возвышался один лишь командир Лебедев, едва удерживаясь за ручки штурвала. У него оказалась сквозная рана в бедре с переломом кости.

Кроме того, все его тело было поранено мелкими осколками. Он стоял на одной ноге и пытался удержать крейсер на курсе, сам не подозревая того, что рулевой привод разбит и что судно неуклонно катится вправо. Увидев старшего офицера, он удивленно поднял брови и промолвил посиневшими губами:

— Сдаю командование...

— Я сейчас распоряжусь, чтобы перенесли вас, Иван Николаевич, в перевязочный пункт.

— Не надо. Я здесь останусь. Старайтесь скорее попасть в тень острова. Судно не сдавайте. Лучше разбейте его...


Командир "Дмитрия Донского" Лебедев. 

Старший офицер уложил Лебедева среди мертвецов в рубке, на палубу, смоченную кровью, и, повернувшись, приказал ординарцу вызвать доктора, а потом, не теряя ни минуты времени; спустился вниз. Управление кораблем, как и накануне, опять пришлось перенести на задний мостик, пользуясь для этого ручным штурвалом.

Прежде чем судно поставили на прежний курс, оно описало большую циркуляцию. Это дало возможность правым четырем крейсерам сразу приблизиться к нему.

Потухала заря. Японцы, усиливая огонь, торопились засветло покончить с "Донским". Теперь стреляли по нему с двадцати пяти кабельтовых. Он отстреливался обоими бортами, но неприятельские снаряды разламывали его, рвали железо, портили приборы, дырявили корпус, калечили и уничтожали людей.

Блохин, командуя судном, стоял, нахлобучив фуражку, на заднем мостике, тяжелый и застывший, как монумент. Серые немигающие глаза его отвердели, пристально вглядываясь вперед, в теневую полосу острова. Казалось, он собрал всю силу воли в один тугой узел, чтобы выдержать эти последние минуты, решающие судьбу. Рулевой, что-то крикнув; показал ему направо. Он повернул голову и увидел, как, японский крейсер "Нанива", накренившись, вышел из строя. Вскоре возник пожар на крейсере "Отава", что шел слева. Старший офицер промолвил, словно отвечая на свои мысли:

— Н-да... Это сверх ожидания...

Около него появился младший боцман с тревожным сообщением:

— Ваше высокоблагородие! Ослябская команда сбесилась совсем. Офицеры ихние тоже. Бунтуют все. Никак не справиться с ними. Могут бед натворить.

Блохии, не глядя на него, распорядился:

— Усилить стражу над люками! Ни одного человека не выпускать из жилой палубы! Передай мичману Сенявскому и прапорщику Августовскому, что я приказываю им заняться этим делом.

— Есть!

В жилую палубу давно уже был послан священник Добровольский. На его обязанности, лежало успокаивать людей. Широкий, чернобородый, с серебряным крестом на выпуклой груди, он сам пугливо озирался, видя вокруг себя не воображаемый, а действительный ад, населенный сумасшедшими существами, стенающими призраками и полный орудийным грохотом. Священник что-то бормотал о "христолюбивом воинстве", но его никто не слушал. Вокруг лазарета, превращенного в операционный пункт, где работал старший врач Герцог с фельдшерами, росла толпа раненых. Одни из, них стояли, ожидая помощи, другие лежали, корчась от боли. Своим рваным и кровавым мясом, своими поломанными костями и ожогами, своими стонами и жалобами они только усиливали панику ослябцев. А тут ещё разорвались от неприятельского огня снаряды в беседке, только что поднятой из носового погреба наверх, и двенадцать человек свалились в жилую палубу трупами.


Гибель эскадренного броненосца "Ослябя" в дневной фазе Цусимского сражения.

Одно дело быть под обстрелом, имея в руках оружие или находясь при механизмах, способствующих обороне. Тут можно на время забыться, увлечься и, возбуждаясь, даже ринуться на какой-нибудь подвиг. Совсем в другом положении находилась ослябская команда, безоружная, насильно загнанная в закрытое, но слабо бронированное помещение. Что этим людям оставалось делать? Только ждать, чтобы повторились вчерашние жуткие события? Но это было сверх их сил.

На корабле рвалось железо, полыхал огонь. Внизу, на маленькой площадке, ограниченной бортами и непроницаемыми переборками, отделенной от суши просторами моря, ослябцы то ложились на палубу, то вскакивали, метались взад и вперед, кружились, как слепые, и несуразно размахивали руками, кому-то угрожая. Кто-то плакал, кто-то проклинал... Один сигнальщик с пеной на губах бился в эпилепсии. Комендор с красной нашивкой на рукаве, без фуражки, извивался на палубе и, держа в одной руке свернутую парусиновую койку, а другой-размахивая, словно выгребая на воде, громко орал:

— Спасите!.. Тону!.. Спасите!..

Тут же на рундуке сидел матрос, из виска которого сочилась кровь, и он, бормоча, то раздевался догола, то снова одевался с торопливой озабоченностью. Некоторые спрятались по углам, и, дрожа, молча ждали провала в бездну. Часть матросов, возглавляемая подполковником Осиновым и другими офицерами, напирала на трап, стремилась выскочить через форлюк, выкрикивая на разные голоса:

— Почему нас держат здесь, как арестантов?

— Нас нарочно хотят утопить!

— Надо белый флаг поднять!

С диким лицом, тряся сивой бородой, больше всех волновался подполковник Осипов и, обращаясь к мичману Сенявскому и прапорщику Августовскому, хрипел:

— Я топиться второй раз не хочу! Я сам — штаб-офицер! Меня никто не смеет здесь задерживать!..

Но Сенявский и Августовский, стоявшие на страже у люка, были неумолимы. Им помогали удерживать толпу судовые матросы.

Разорвался большой снаряд в жилой палубе и совершенно уничтожил кондукторскую кают-компанию. Против нее в правом борту, открылся зияющий пролом в две квадратных сажени. Этим взрывом человек шесть из ослябской команды было убито и около десяти — ранено. Священник Добровольский стал на колени и закрыл руками лицо, словно хотел спрятаться от смерти. Но он сейчас же был смят ногами ошалелой толпы. Бурный поток человеческих тел, колыхаясь, с животным ревом направился к ферлюку. Стоявшая около него стража была смята в одно мгновение. Паникой заразились и матросы своего крейсера, находившиеся в бомбовых погребах, и тоже полезли наверх. Те, кто успел выбраться из жилой палубы, очумело, с искаженными лицами бегали по судну, не зная, где искать спасения. Некоторые забрались на ростры. Прапорщик запаса Мамонтов спрятался в шкафчике, в которой обыкновенно хранились снаряды для первых выстрелов 47-миллиметровой кормовой пушки.

Это был редкий случай, когда обе стороны казались правы: бунтующие и усмиряющие. Ослябцы не могли больше выдерживать нарастающего ужаса: напряжение человеческих нервов имеет свой предел. Но и командующий состав не мог допустить бунта во время сражения, да еще на корабле, который и без того изнемогал в неравном бою. Блохин, сойдя с мостика, немедленно мобилизовал офицеров, кондукторов и унтеров. Среди происходившего вокруг безумия он начал распоряжаться с тем удивительным каменным спокойствием, каким владеют смелые укротители зверей. И началось усмирение толпы под грохот своих пушек, под взрывы снарядов, в дыму и пламени разгорающихся пожаров. Били по лицу чем попало не только ослябских матросов, но и их офицеров. В них опять направили из шлангов сильные струи воды, в них стреляли из револьверов. Все это походило скорее на бред, на кошмарный сон, чем на действительность. К счастью для Блохина, из жилой палубы успела вырваться только часть людей, а остальные застряли в люках, забив их своими телами. Так или иначе, но порядок на крейсере наведен{35}.

"Донской", весь избитый, с просачивающейся в трюмы водою, с креном в пять градусов, продолжал свой тяжкий путь. На нем мало осталось пушек, но он упорно отбивался от японцев. Передняя труба на нем была вся продырявлена осколками, а задняя оказалась развороченной снизу доверху. Тяга упала, ход уменьшился, но крейсер, словно обеспокоенный своею собственной судьбой, продолжал двигаться вперед, унося на себе трупы, кровь и боль, отчаяние и надежды всех, кто топтал его палубы. Избавление было в том, что японцы не поняли его маневра и вовремя не преградили ему дорогу, — он вошел в теневую полосу. Сразу стало темно. Артиллерийский бой прекратился. С успехом были отбиты минные атаки, причем на одном миноносце сбита дымовая труба. Быстро наступила ночь.

"Донскому", которому удалось скрыться от врага, теперь, не было надобности разбиваться о гранитные скалы. Он бросил якорь недалеко от восточной стороны Дажелета. Немедленно спустили случайно уцелевшие шлюпки — баркас № 2 и шестерку — и приступили к высадке экипажа на берег. Прежде всего постарались избавиться от ослябцев, продолжавших, вносить на судне смятение. С ними вместе отправили командира Лебедева{36}. Потом стали перевозить раненых, которых было более ста человек. Пользуясь носилками, койками и матрацами, их переносили на шлюпки в полной темноте. Они стонали и охали. К их боли присоединяла свою боль никому не нужная раненая свинья, давая о себе знать надрывным визгом откуда-то с палубы, окутанной мраком. Человек тридцать, воспользовавшись разбитым погребом, перепились. Они вели себя шумно и, никого не стесняясь, проклинали войну. Некоторых из них связали; другие, которым море теперь было нипочем, бросались за борт и, горланя, вплавь добирались до берега.

К рассвету на крейсере остались только убитые. Снова появились японские суда. Но "Дмитрий Донской", отведенный за полторы мили в море, покоился на глубоком дне с открытыми кингстонами. Японцам достались в плен только люди.

Далее...
Май
03.05.2018 00:15
Общество History
Россия



Интересный факт https://d-clarence.livejournal.com/242056.html 
А вот на другой стороне, пленным было не до сборов средств, там наоборот создавали условия для массовой гибели пленных красноармейцев.

Далее...
Январь
25.01.2018 15:47
Общество History
Украина



Спартанцам царя Леонида помешал предатель Эфиальт, а "героям Украины" помешали валенки, которые помогли их догнать во время совершения "подвига" связанного с бегством от большевиков. А вот не одели бы валенки, смогли бы драпать вплоть до Канады.

Скрин вот отсюда https://poltora-bobra.livejournal.com/1340218.html

Далее...
22.01.2018 08:08
Общество History
Россия



Не тот народ попался господам-офицерам...
Нет чтобы благодетелем из Англии и Франции в ноги поклониться. Покаяться перед цивилизованными европейцами за грех большевизма.

Далее...
2017
Декабрь
22.12.2017 08:30
Общество History
Россия г. Санкт-Петербург



Госархив РФ и Московский Комсомолец жирно набросили, опубликовав черновики мемуаров Кшесинской, из которых следует, что она носила ребенка от будущего царя и потеряла его после того, как расшиблась на санях во время развлекательной поездки.



Зачеркнутая в черновике запись, не попала в изданные в 50-х воспоминания Кшесинской.

Далее...
19.12.2017 08:16
Общество History
Украина Донецкая обл.




Очень интересный материал 1936 года о восстании рабочих на Донбассе в 1905 году, с боями за Горловку, Дебальцево, Ясиноватую, Авдеевку и другие хорошо знакомые по недавним событиям места.

Восставший Донбасс 1905 года


От разгромов трактиров и магазинов рабочие переходят к более организованным методам борьбы. В шахтах Донбасса еще в 1898 г. появляется первая социал-демократическая листовка "Письмо к шахтерам". На Щербиновском и Нелеповском рудниках с 1901 г. возникают первые революционные кружки, в которых работал Г. И. Петровский. Двумя годами позже тов. Артем организует социал-демократические ячейки на Берестовском и Богодуховском рудниках, в Юзовке. Небольшие группы социал-демократических рабочих, по 5 - 10 человек, организуются и на других рудниках. Именно к этим годам относятся возникновение и быстрый расцвет Социал-демократического союза горнозаводских рабочих, который за один 1903 г. сумел распространить среди шахтеров и металлистов десятки тысяч революционных листовок. Вожаками движения выступают наиболее передовые слои донецких рабочих: металлисты, рабочие металлургических и машиностроительных заводов Донбасса, и рабочие железнодорожных мастерских Екатерининской железной дороги.
Именно здесь возникают первые партийные большевистские организации Донбасса. Большевистские группы были в Луганске, Гришине, Енакиеве, Попасной. В течение главным образом 1904 г. они развернули широкую агитационно-организаторскую работу.
Огромное влияние оказывал на характер и размах движения в Донбассе пролетарский Екатеринослав. (ныне Днепропетровск) с его огромными металлургическими заводами и старейшей и крупнейшей большевистской организацией.
Еще до 1905 г. она организовала ряд революционных массовых выступлений рабочих, забастовок, демонстраций, митингов, сопровождавшихся подчас настоящими сражениями с отрядами жандармов и регулярных войск.

В ответ на "кровавое воскресенье" по всему Донбассу прокатилась волна стачек, демонстраций, митингов, привлекших даже самые отсталые слои шахтеров.
Единодушно ответил рабочий Донбасс и на призыв к первой всеобщей политической забастовке в октябре 1905 года.
Уже 7 октября, как только была получена разосланная по всей линии телеграмма екатеринославского стачечного комитета, в Донбассе началась железнодорожная забастовка. В тот же день забастовали станции Ясиноватая, Гришино, Юзово и движение по Екатерининской дороге замерло.
Первая всеобщая политическая железнодорожная стачка в Донбассе продолжалась две недели; здесь она была еще более упорной чем в центре. Массовое движение перехлестывало через головы эсеро-меньшевистских руководителей из всероссийского железнодорожного бюро. Несмотря на данный ими приказ - 18 октября прекратить забастовку - на Екатерининской дороге, этой основной магистрали Донбасса, стачка продолжалась до 20 октября, а частично и до 23 - 24 октября, пока администрация не удовлетворила требований рабочих.
Хотя этой первой всероссийской железнодорожной забастовкой формально руководило полубуржуазное эсеро-меньшевистское всероссийское железнодорожное бюро, на местах, в Екатеринославе и Донбассе, руководство забастовкой проводилось большевистскими комитетами, сумевшими в процессе стачки явочным порядком осуществить такие революционные мероприятия, как введение 8-часового рабочего дня во многих железнодорожных мастерских, депо и других предприятиях.

Рабочие Донбасса все чаще становятся на путь самой острой политической борьбы, готовясь к вооруженному восстанию как к единственному способу, могущему в корне изменить их положение.
В противовес меньшевикам, рассматривающим политическую стачку главным образом как средство давления на существующие власти и ее органы, большевистские организации Донбасса сумели повести за собой рабочих на путь немедленной подготовки к вооруженному восстанию.
Доносившиеся с юга - из революционного Севастополя - вести о новом восстании революционных черноморских матросов еще более ускоряли процесс подготовки к вооруженному восстанию.
В ноябре, на съезде рабочих Екатерининской железной дороги (присутствовало около 700 человек), созванном для заслушания доклада делегатов съезда всероссийского железнодорожного союза, представители большевиков выступили с особым докладом - о революционных событиях в Севастополе, о героических боях матросов с самодержавием. Это сообщение оказало революционизирующее влияние на собравшихся. В результате было вынесено решение: "Признать участие железнодорожников в перевозке войск для означенной цели (т. е. подавления восстания. - М. К. ) равносильным участию в убийстве, а железнодорожных служащих, тем или иным способом участвующих в ней, пособниками в этих преступлениях, заслуживающих самого строгого общественного осуждения" .

Делегаты этого съезда разъехались по станциям Донбасса с инструкцией местным организациям - принять все меры к недопущению перевозки войск для подавления революционного движения. Делегаты съезда несли на места большевистские лозунги, большевистскую зарядку, и это обстоятельство еще более ускорило ход назревавших в Донбассе событий.
Рабочие останавливали проезжавшие воинские поезда и требовали от солдат сдачи оружия. Солдаты, в большинстве возвращавшиеся с манчжурского фронта, вынесшие оттуда глубокую ненависть к царскому строю, беспрекословно сдавали оружие рабочим. Таким способом рабочие приобретали первые винтовки.
Еще в ноябре, под влиянием тревожных слухов о готовящемся черной сотней погроме, в Гришине, где была сильнейшая в Донбассе большевистская организация, создается первый отряд рабочей самообороны. Гришино становится фактическим центром подготовки вооруженного восстания по всему Донбассу.
Руководители большевистских комитетов сплошь и рядом, по просьбе рабочих различных поселков и станций, выезжают для выступлений на митингах и для руководства революционным движением рабочих.
В ногу с рабочими-металлистами и железнодорожными рабочими в декабре 1905 г. выступают и шахтеры Горловки, Софиевского и Веровского рудников, бывших тогда наиболее активными и передовыми в Донбассе. Здесь открыто готовятся к вооруженному восстанию, собирают оружие, а на Веровских рудниках рабочие захватывают у хозяев 150 пудов стали для изготовления пик, которыми вооружаются рабочие дружины.

В процессе всеобщей стачки в Донбассе организуются первые советы рабочих депутатов. Они создаются в Луганске, Юзовке, Енакиеве, на Вознесенских рудниках и др. Влияние и власть этих первых рудничных советов рабочих депутатов в Донбассе были так велики, что еще до вооруженного восстания и военного захвата власти рабочими на отдельных рудниках царская власть фактически перестает существовать. Вот, например, что писала полулиберальная газета "Вестник юга" в ноябре 1905 года:
"На Петровских рудниках (ст. Енакиево) и его округе, на Веровском и Софиевском рудниках порядок образцовый и поддерживается самими рабочими. К своим выборным депутатам рабочие приходят не только за советом по чисто рабочим вопросам, но даже прибегают к суду в семейных неурядицах. Еще не так давно имя "социал-демократ" пугало рабочих, а теперь всякий рабочий хочет тоже назвать себя этим почетным именем. На днях должен был собраться районный совет местной социал-демократической организации, рабочие приходили массами...
Солидарность здесь полная. Когда на Софиевском руднике уволили 6 депутатов, все рабочие забастовали и делегаты опять были приняты...
Все рудники и заводы этого района выбрали своих депутатов, и теперь здесь имеется совет рабочих депутатов" .

За несколько месяцев революции классовое самосознание донецких рабочих шагнуло так далеко вперед, как это не могло бы сделать десятилетие обычной жизни: "...посмотрите, - писал Ильич в 1905 году, - как быстра выпрямляется вчерашний раб, как сверкает огонек свободы даже в полупотухших очах".
Вооружение рабочих происходит открыто, на глазах властей. Бессильные предотвратить и помешать этому, власти решают использовать вооружение рабочих на службу контрреволюции и черной сотне. В ход пускается испытанный провокационный прием: агитаторы черной сотни разъезжают по рудникам, убеждают "бить жидов", революционеров и т. д. Кое-где среди деклассированных элементов и босяков эта агитация имела успех. Однако погромы быстро предотвращаются организованными рабочими отрядами самообороны. Рабочие теперь знают, "кого бить": большевистские организации сумели открыть им глаза на действительность.

Новый, еще более мощный толчок боевому движению донецких рабочих был дан объявлением декабрьской всеобщей политической забастовки. 7 декабря в Екатеринославе была получена из центра телеграмма с объявлением всеобщей политической стачки. И тотчас по телеграфу на все станции и поселки Донбасса, вдоль Екатерининской дороги, была отправлена телеграмма такого содержания: "Сегодня с 10 часов утра объявлена всеобщая забастовка всех дорог и рабочих. Товарищи" .
Для руководства всеобщей забастовкой в Екатеринославе 8 декабря создается боевой стачечный комитет, в котором решающую роль играли екатеринославские большевики.

Боевой стачечный комитет сыграл огромную роль в подготовке вооруженного восстания не только в самом Екатеринославе, но и во всем Донецком бассейне: он выпускал ежедневно свои бюллетени и распоряжения, которые выполнялись всеми организациями. Боевой стачечный комитет инструктировал представителей низовых рабочих организаций Донбасса, рассылал на места огромное количество литературы, руководил крупнейшими выступлениями рабочих. С целью помешать перевозке войск для подавления революции боевой стачечный комитет 8 декабря издал приказ - прекратить движение по Екатерининской железной дороге. Приказ твердо проводился в жизнь всеми местными комитетами в Донбассе. Исключение было сделано только для делегатских поездов и тех воинских эшелонов, в которых возвращались с манчжурского фронта демобилизованные солдаты. Представители комитета встречали солдат и ставили условием их дальнейшего продвижения по железной дороге непременную сдачу оружия. На эти ультимативные требования рабочей власти солдаты отвечали беспрекословным подчинением. Таким путем рабочие в свое распоряжение получали оружие. На станциях организуются рабочие отряды, носящие вначале название "отрядов самообороны", сначала преследовавшие цель - предотвратить черносотенные погромы, но уже в ближайшие дни они становятся боевыми пролетарскими дружинами.
На всех станциях была устранена власть старой железнодорожной администрации, ее распоряжения никем не выполнялись. Екатерининская дорога таким образом перешла в руки рабочих. Постановлениями боевого стачечного комитета были устранены от должностей начальник дороги и начальники отдельных служб. На их места были выдвинуты выборные от рабочих.

Насколько широкий и дружный характер приняла боевая революционная деятельность восставших донецких рабочих, показывает следующая телеграмма исправника Машевского екатеринославскому губернатору:
"Доношу Вашему Превосходительству рабочие Юрьевского завода, служащие Алчевской Дебальцевской станций составили вооруженную милицию и забастовочный комитет под председательством инженера Харченко, поддерживающие противоправительственную забастовку, всех проезжающих дешовыми поездами, отдельности солдат, полицейских чинов обезоруживают" .
Затем 14 декабря бахмутский исправник телеграфировал, что "все узловые станции, кассы, движение захвачены комитетом и покушаются забрать деньги почтовых контор, казенных винных лавок. От запасных солдат, ехавших в поездах Авдеевка, Гришино, Чаплино, отняты винтовки, Дебальцево предъявлено требование разоружения полиции, выдачи конфискованного оружия, телефон в Гришине в руках комитета. Заводы почти все прекращают свою деятельность, рабочие повсеместно вооружаются. Станции Никитовка, Горловка охраняются ротами, ожидается разгром пристава Авдеевка, экономии Бантыша начались аграрные беспорядки..." .

Вооруженное восстание разрасталось не по дням, а буквально по часам. Уже 8 декабря забастовали рабочие Гришина, Авдеевки, Ясиноватой, Дебальцева, Горловки и других поселков и станций. В тот же день организуются рабочие боевые дружины, начинаются нападения на полицию и войска и отбирается у них оружие. "Полиция Дебальцева разоружена и рассеяна" - такие телеграммы следовали не только та Дебальцева, но и из десятков других пунктов. Вся власть захватывается рабочими. Там, где пока были слабы большевистские организации, призывались на помощь товарищи из более сильных партийных комитетов Гришина, Енакиева, откуда часто приезжал пламенный и мужественный рабочий-большевик тов. Ткаченко-Петренко, повешенный в 1908 г. за участие в восстании. Так было, например, и в Никитовке, где рабочие, решив начать забастовку, предварительно связались с горловским большевистским комитетом, и 13 декабря в Никитовку прибыли для помощи горловские большевики. Такую же помощь горловские большевики оказали и рабочим в Дебальцеве. Между никитовскими рабочими и крестьянами тоже существовала крепкая связь. На митингах 9 и 10 декабря, посвященных всеобщей стачке, были приглашены и присутствовали крестьяне окрестных сел.

В дни 8 -14 декабря рабочие деятельно создают боевые рабочие дружины. Организованные в октябре и ноябре, как мы писали выше, для борьбы с погромами, отряды рабочей самообороны в декабре превращаются в боевые рабочие дружины, усиленно запасаясь оружием. Дружины росли с каждым днем: они возникли в Гришине, в Авдеевке, Енакиеве, Юзовке, Дебальцеве, Ясиноватой, Дружковке, Веровке и т. д., в них вступили сотни рабочих. В связи с ростом отрядов, несмотря на то что оружие, необходимое для отрядов, отбиралось рабочими у солдат и полиции, его все же не хватало. За оружием гришинцы командировали в Ростов представителя рабочих, который привез в первый же раз ящик револьверов. Не раз донецкие дружинники посылали своих товарищей за оружием и в другие города.

Оружие добывалось всякими средствами. Например дебальцевская дружина целиком вооружилась оружием, отнятым ею у жандармов и полиции.
Между рабочими боевыми дружинами различных поселков с самого начала была налажена тесная связь: они деятельно помогали друг другу и делились захваченным оружием. Захват оружия, принадлежавшего властям, принимал все более и более широкий размах. Так, рабочие Авдеевки сумели захватить целый вагон с патронами и динамитом, и авдеевцы по-товарищески поделились с дружинниками других станций.
Много взрывчатых веществ захватили для предстоящих боев и рабочие Дебальцева. "На станции Дебальцево во время восстания разграблено 146 пуд. динамита, 8 пуд. пороха. Отняты у всех дебальцевских жандармов шашки и револьверы. Меня пытались арестовать и обезоружить" , - доносил подполковник Пахалович.

Наконец, у рабочих появилась даже... артиллерия. Еще в 1896 г. для стрельбы в парадные дни, по заказу властей, в железнодорожных мастерских в Гришине была изготовлена из вагонных осей самодельная пушка. В декабрьские дни рабочая дружина в Гришине приспособила эту пушку для боев с войсками. За отсутствием снарядов рабочие стреляли из этой пушки свинцом. Кроме того рабочими были захвачены десятки бомб, порох, динамит и т. д.
Чтобы обеспечить себя средствами для восстания, рабочие захватили станционные кассы. Как телеграфировал исправник Федоренко, "Станции Дебальцево служащие задержали артельщика деньгами 20000 рублей, заставили деньги возвратить в станционную кассу, чтобы при дальнейшей забастовке расходовать свои нужды. Кассе приставлена охрана" (от рабочих. - М. К. ) .
Так шла подготовка донецких рабочих к вооруженному восстанию и к грандиозному наступлению на царские войска, которое разразилось в середине декабря 1905 года.

К началу восстания рабочие боевые дружины целиком вытеснили и изгнали полицию, жандармерию и власти не только по Екатерининской дороге, которая была захвачена еще раньше, но и во многих поселках и станциях, став в них безраздельными хозяевами положения. Краткая телеграмма исправника Федоренко довольно ярко рисует положение в ряде районов к середине декабря:
"Дебальцеве, Ясиноватой, Авдеевке, Гришине засели боевые дружины, к которым примкнули крестьяне соседних сел. Войска никак не могут соединиться, чтобы взять дружины. Телефон оборван. Многие чины полиции обезоружены" .
Первый бой рабочих дружин с царскими войсками произошел в Ясиноватой. Он был спровоцирован самими военными властями, решившими начать разгром боевых дружин с этой станции, как наиболее слабой и малоподготовленной.

Ясиноватские рабочие действительно были вооружены и организованы хуже других. У здешних рабочих почти не было оружия, и этим решил воспользоваться командир расположенной здесь 12-й роты Балаклавского полка штабс-капитан Карамышев. Утром 13 декабря, собрав рабочих, он объявил им, что станция и весь район отныне находятся на положении усиленной охраны и что им "запрещены "всякие сборища". Вокруг него собралась огромная толпа возбужденных рабочих. Штабс-капитан Карамышев бросился на толпу с шашкой и приказал солдатам разогнать ее прикладами.

Через час стачком и боевая дружина Ясиноватой послали ближайшим дружинам телеграмму с призывом о помощи. (Вооруженные рабочие дружины соседних станций откликнулись молниеносно. И в тот же день в Ясиноватую прибывают в специальных поездах боевые дружины из Гришина и Авдеевки с тов. Дейнегой во главе. Соединенные силы трех рабочих дружин отправились в наступление на казармы, окружили их и взяли в плен командира Карамышева. Офицер нагло дал команду солдатам открыть огонь по рабочим, за что тут же был расстрелян дружинниками. Солдаты же в большинстве перешли на сторону рабочих, отдав им свои 54 винтовки.

Это была первая и притом действительно крупная военная победа рабочих дружин. Она необычайно подняла боевой дух рабочих, усилила организацию и приток рабочих в боевые дружины. В Гришино дружинники вернулись с триумфом и были торжественно встречены всеми трудящимися как герои.

Первая военная победа рабочих дружин окрылила их на дальнейшее наступление на царские войска. В Авдеевке 14 декабря дружаний, отборные части царской армии с позором ускакали из Авдеевки.

Боевые действия дружин с первого же дня начались бурно. Бахмутский исправник после боя в Ясиноватой в панической телеграмме губернатору требовал присылки войск из Донской области: "Прошу отозвать 5 рот Донской области, положение уезда самое критическое" .

И в Ясиноватую и Гришино были двинуты усиленные казачьи и драгунские части. В ответ гришинцы начали воздвигать баррикады. В самый короткий срок, буквально в несколько часов, появились проволочные заграждения, насыпи. Их делали не только рабочие, но и все жители поселка Гришина. Стачечный комитет разработал план боев с казаками, с тем чтобы вооруженной силой не допустить занятия ими станции.

Тем временем власти готовили удар по другому революционному пункту Донбасса - Горловке. Здесь нарастала особенно опасная для правительства ситуация. В Горловке работала большевистская организация, которой на помощь из Енакиева тамошней большевистской организацией был прислан тов. Ткаченко-Петренко. Благодаря работе большевистской организации в Горловке в большей мере чем в других местах удалось объединить силы рабочих - как металлистов и железнодорожников, так и шахтеров. Политическая стачка была, ими объявлена совместно, к боям они тоже готовились сообща.

Это прекрасно знали власти, направившие сюда наибольшее количество войск.

Но несмотря на сильную рабочую организацию в Горловке, крупном рабочем районе, власть почти полностью продолжала оставаться в руках старой администрации. По этой же причине здесь не было достаточно вооруженных рабочих дружин. Еще до начала стачки в Горловке стояла команда из 100 драгун, а с началом забастовки сюда была прислана еще рота пехоты. Полиция ищет удобного случая обезглавить движение рабочих арестом их руководителей. За одним из них, Кузнецовым, организуется настоящая полицейская охота. Рабочие все время охраняют его от налетов полиции специально выделенной дружиной, и куда бы Кузнецов ни пошел, с ним постоянно рабочая охрана в 15 - 20 вооруженных дружинников.
Одновременно со всеми рабочими бастовали и металлисты Горловского машиностроительного завода. И когда от их имени Кузнецов отправился для предъявления требований к директору завода Лоэсту, полиция устроила засаду. Кузнецов с группой рабочих ведет переговоры с. Лоэстом; последний вопреки тактике "уступок" других хозяев был непреклонен. Тогда рабочие объявили ему, что он арестован, и стали конвоем у его двери. Но Лоэст уже успел заранее предупредить полицию. Здание мгновенно оцепляется полицией, двор занимается казаками и драгунами. В такой обстановке Кузнецов вместе с делегацией вышел к собравшимся у ворот завода бастующим рабочим. Драгуны останавливают рабочих, пытающихся ворваться во двор завода, и пристав Немировский предлагает им выдать Кузнецова, пытается ворваться в толпу, в которой, окруженный и защищенный людской стеной, находится Кузнецов. Но пристав тут же отбрасывается рабочими назад.

Тогда начинается расстрел рабочих драгунами. Кузнецов ранен в руку и под прикрытием верной рабочей охраны успевает уйти с завода. Полиция все же нашла истекающего кровью Кузнецова в больнице, куда привели его товарищи. Чуть не на глазах полиции Кузнецову отняли руку, после чего его сейчас же арестовывают и уводят в тюрьму.
После расстрела рабочих и ареста вождя ярость и гнев охватили рабочие массы. Единодушно было постановлено дать бой войскам, полиции и изгнать войска из пределов Донбасса. Но Горловка все еще вооружена слабо. И в тот же вечер подобно ясиноватовцам рабочие Горловки отправляют по телеграфу по всей линии призыв горловского стачкома.
Каждый поселок, каждая станция получила такую телеграмму: "Боевой дружине. Мы все без оружия, требуем немедленной помощи со всех сторон. Комитет" .
На призыв горловцев откликнулись решительно все рабочие комитеты и боевые дружины. В Енакиеве, Гришине, Юзове, Авдеевке, Веровке, Дружковке, в десятках других мест боевые дружины спешно погружались в специально сформированные поезда. Там, где не было еще боевой дружины, рабочие спешно вооружались чем попало: железными прутьями, палками, топорами, ножами, кинжалами - и тоже садились в поезда. Эшелоны дружинников проезжали станцию за станцией, и на каждой садились все новые отряды и группы вооруженных рабочих.

Всего в Горловку было отправлено три поезда, битком набитых по-разному вооруженными рабочими. Два поезда дошли, третий застрял в пути. Это был поезд с вооруженными рабочими того самого Веровското рудника, о боевой работе которого мы говорили выше. Едва получив телеграмму, они отправились в Енакиево, а оттуда - поездом в Горловку, но путь оказался уже разобранным казаками. Зато дружковские горняки сумели проскочить и привезти с собой целый вагон разного оружия, которое тут же было роздано рабочим.


С революционными песнями и красными флагами мчались в поездах дружинники в Горловку на помощь своим товарищам. Два поезда, переполненные рабочими-дружинниками со всех концов Донбасса, прибыли в ночь на 17 декабря в Горловку.
Это был первый вседонецкий "слет" боевых дружин, но "слет" не для совещаний, а для боя с ненавистным самодержавием. Многие приехали безоружными, но их выручили дружковцы, и кроме того в ту же ночь вернулись из Таганрога посланные вторично за оружием уполномоченные, также привезшие винтовки и револьверы. Все это оружие было тут же роздано съехавшимся дружинникам. В одной из станционных комнат состоялось оперативное совещание командиров съехавшихся дружин. Обсуждался план наступления на казармы войск, расположенных в Горловке. Дружины были разбиты на отдельные отряды, были выделены командиры отрядов, общее командование, связь и т. д. Старались предусмотреть каждую мелочь.
К 8 часам утра 17 декабря дружины закончили группировку и расстановку своих сил. Трудно установить точно, сколько же дружинников прибыло в Горловку и приняла ли участие Группа арестованных участников в восстания в Александровске (теперь Запорожье) в 1905 году, в знаменитом наступлении на царские войска. По официальным донесениям полиции, на войска наступало до 4000 рабочих-дружинников - это была целая армия, первая революционная рабочая армия. Но из них только около 300 человек были вооружены винтовками и охотничьими ружьями и небольшая часть дружинников имела револьверы, у остальных же было так называемое "холодное оружие", под которым подразумевались не столько шашки и кинжалы, сколько самодельные пики, железные прутья, топоры, ножи и т. д.

Тотчас же после окончания оперативного совещания командиров боевых дружин, в 8 часов утра, три отряда двинулись в наступление на казармы. Один из них, наиболее обеспеченный винтовками, ружьями и револьверами, занял надшахтные сооружения, эстакады и отвалы породы. Два других отряда разместились по дворам, против казарм, за заборами, и первыми открыли огонь, сосредоточив на себе внимание и огонь неприятеля, с тем чтобы дать возможность первому, наиболее сильно вооруженному отряду идти в атаку на войска.
Командир горловского гарнизона капитан Угринович был уже кем-то предупрежден. Войска встретили дружинников также в полной боевой готовности. Они заняли все окна и выходы.
Было декабрьское морозное утро. Погода явно неблагоприятствовала рабочим: шел частый мелкий снег, скоро перешедший в метель. Когда дружинники открыли огонь по окнам казарм, было еще темно. С трех сторон они упорно обстреливали укрывшиеся там войска, которые отстреливались через окна и заборы казарм.

Бой продолжался около двух часов, после чего войска отступили, не выдержав огня боевых дружин. Их незаметному уходу из казарм способствовала разыгравшаяся метель. Войска спешно покидали Горловку и бежали в Енакиево. Когда рабочие заметили бегство драгун и солдат, было уже поздно, они кинулись преследовать отступавших, но из-за метели ничего не могли разглядеть.
Новая победа, притом огромная, несравненно более крупная, чем это было в Ясиноватой и Авдеевке, была одержана рабочими-дружинниками. Правда, победа эта была очень кратковременной: силы рабочих, даже при таком огромном количестве дружинников, были все же слишком недостаточны и плохо вооружены.
Отступившие войска соединились с идущей из Енакиева сотней казаков, вызванных еще ранее на помощь военным властям. Спешившись, казаки пошли в обход через хутор Ксеньевку к станции Горловка, в здании которой под командованием Дейнеги в это время находилось около 300 - 400 дружинников из числа наиболее слабо вооруженных (наиболее вооруженные отряды пошли в наступление на казармы). Часть отрядов еще продолжала обстрел казарм, в которых осталась не успевшая отступить группа солдат с приставом Немировским во главе, другие продвинулись далеко в степь, преследуя отступавшие войска. Из-за метели и большой разбросанности рабочих дружин они уже не могли соединиться вновь. Наиболее вооруженные отряды не могли соединиться с оставшимися на станции для совместного отпора казакам, не могли даже оказать помощь своим товарищам, находившимся в здании станции.


Тем временем казаки и вернувшиеся драгуны и солдаты, окружив станцию, открыли по засевшим там дружинникам жесточайший огонь.
Теперь запертыми оказались дружинники, а осаждали их казаки и солдаты. Но в то время как солдаты" осажденные в казармах, были прекрасно вооружены, у запертых ими дружинников не было даже этого. Дружинники бесстрашно защищались, но вскоре был тяжело ранен и умер от кровоизлияния командир отряда Дейнега. Казаки вплотную подошли к стенам станции.
Рабочие из отрядов, осаждавших казармы, слыша выстрелы, кинулись к станции на помощь своим осажденным товарищам, но помощи оказать не смогли, так как из-за метели они стреляли большей частью наугад. Из-за метели же никак не могли подойти к станции и находившиеся в поле дружинники другого отряда. Таким образом рабочие оказались изолированными друг от друга. Отсутствие военного опыта и знаний погубило их. Заметив замешательство среди засевших на станции дружинников, капитан Угринович предложил им сдаться на "особых условиях": сложить оружие и пройти сквозь строй солдат. Дружинники отказались. Отклонили они и более "мягкие" условия сдачи. Тогда капитан Угринович стал грозить поголовным расстрелом всех дружинников. В ответ на угрозы дружинники решили с оружием в руках пробиться к стоявшему невдалеке от рудников поезду, совершенно готовому к отправлению.
Вылазка дружинников была столь неожиданной, что войска не смогли помешать их посадке на поезд. Под пулями казаков, на ходу вспрыгивая в вагоны, дружинники покинули Горловку.
В пять часов вечера Горловка сдалась. Около 300 рабочих-дружинников было убито в этих героических боях, примерно столько же взято в плен. Оставшиеся дружинники сумели уйти из Горловки и разойтись по домам.
Несмотря на "победу" войска поспешили поскорее покинуть Горловку, где, по их выражению, "каждый камень стреляет": они опасались нового нападения.
Поражение рабочих в горловском бою решило участь всего восстания в Донбассе. Дружинники возвращались по домам частью в поездах, частью пешком, и большинство из них было уже без оружия. Гришинцы и авдеевцы, вернувшиеся домой организованно, с оружием в руках, попрятали его в надежные места до "следующего боя" с царско-капиталистическим строем.
До 21 декабря станция Горловка была все еще в руках рабочих. Войска не Отмели вернуться в Горловку. И лишь убедившись, что восстание окончилось, что Горловка опустела, в нее и в другие местности Донбасса начался наплыв войск и карательных отрядов, совершавших кровавые суд и расправу над временно побежденными рабочими.

...Через три года, в декабре 1908 г., судили участников восстания и захвата Екатерининской железной дороги. Состоялся грандиозный процесс, особенность которого заключалась в том, что почти все участники восстания, находившиеся в течение этих лет на свободе, были, по настоянию Столыпина, арестованы и преданы суду. Людей начали арестовывать где лапало, прямо с работы их отвозили в тюрьму. Судили сразу 179 человек. Приговор потряс тогда всю Россию: 32 человека были приговорены к смертной казни, 12 - к бессрочной, пожизненной каторге, около 50 человек также были осуждены на каторгу на разные сроки.
Незабываемы те высокие образцы пролетарского героизма, который проявили передовые рабочие, участники горловского боя. Восемь из осужденных к повешению пролетарских революционеров Донбасса с большевиком Ткаченко-Петренко во главе отказались подписать просьбу к царю о помиловании. Более месяца власти оттягивали выполнение приговора, добиваясь "раскаяния" осужденных. "Нас 28 человек (в том числе 8 смертников. - М. К. ) не присоединились к затее (подписать просьбу к царю. - М. К. ) и остались при своем взгляде... Мы предпочитаем лучше быть замученными или быть расстрелянными, чем стать предателями и изменниками нашему рабочему делу. О, нет! Враги наши этого не дождутся", - писал Ткаченко в предсмертном письме.
Так кончилось восстание донецких рабочих. Хотя оно проходило более организованно и дружно чем восстания в других местностях России, тем не менее его постигла та же участь. Изолированное от других очагов восстания, слабо связанное с крестьянским движением, плохо вооруженное, рабочее войско не могло выиграть сражения. Но на уроках восстания в Донбассе, как и других восстаний 1905 - 1907 гг., революция училась побеждать. И спустя 13 - 14 лет донецкие рабочие под руководством большевистской партии в гражданской войне показали, что они научились не только сражаться и наступать, но и побеждать.

https://prometej.info/blog/istoriya/vosstavshij-donbass/ - полностью по ссылке



PS. Вполне естественно, что такая предыстория привела к тому, что после Октябрьской Революции на Донбассе возникла рабочая Донецко-Криворожская Республика, которую возглавил друг Сталина, товарищ Артем. ДКР сыграла большую роль в разгроме украинского буржуазного национализма на Украине и сохранении Украины в составе Советской России.
Поэтому ненависть украинских националистов к Донбассу исторически обусловлена не только их недавними поражениями, но событиями вековой давности, когда начинавшие с локальных восстаний рабочие и шахтеры, создали свою собственную республику, которая торпедировала попытки украинских националистов создать полноценную "Антироссию" на территории бывших территорий Российской Империи.

Далее...
02.12.2017 10:09
Общество History
Россия



О путешествии американского писателя Джона Стейнбека в СССР.

Путешествия западных литераторов и журналистов в Советскую Россию вполне можно выделить в особый жанр. От Джона Рида и Альберта Риса Уильямса, через Бертрана Рассела и Герберта Уэллса, Вальтера Беньямина и Джона Дьюи, Бернарда Шоу, Лиона Фейхтвангера, Андре Мальро — пишущие люди с Запада смотрели на происходившее на востоке Европы и делились своими впечатлениями. Чем отличается книжка писателя Джона Стейнбека и фотографа Роберта Капы? Во-первых, тем, что автор «Гроздьев гнева» и известный военный фоторепортер попали в Союз в самый момент опускания «железного занавеса». Шел 1947 год: речь Черчилля уже прозвучала, уже повисла угроза ядерной бомбы, но советская блокада Западного Берлина еще не началась, до Корейской войны было еще далеко. Во-вторых, они оба, прекрасно понимая, что хозяева в любом случае постараются предоставить им более или менее приглаженную картину советской действительности, сразу же отказались от глобальных обобщений. Они решили описать (Стейнбек) и заснять (Капа) только то, что увидят в поездке, стараясь зафиксировать как можно больше реалий из жизни простых людей.

«У русских должна существовать личная жизнь, о которой мы не можем ничего прочитать, потому что у нас никто не писал об этой жизни и никто не фотографировал простых людей. Мы договорились вот о чем. Мы должны постараться не критиковать и не хвалить, делать честные репортажи о том, что мы видели и слышали. Мы будем обходиться без редакционных комментариев и без выводов о том, что мы недостаточно хорошо знаем. Мы понимали, что увидим много непонятного, неприятного и неудобного, но за границей всегда так бывает. А еще мы решили, что если в репортажах и появится критика, то мы будем критиковать что-то только после того, как сами это увидим, а не раньше».

Последнее — принципиально важно. Стейнбек, находясь в обстановке начинающейся холодной войны прекрасно понимал, как слухи становятся материальной силой, как легко слух выдает себя за действительность: «Нам кажется, что сейчас самая опасная тенденция в мире — это желание верить слухам, а не собирать факты».

Конечно, многие читатели сразу захотят узнать, что авторы написали о сталинизме и советской идеологии того времени. Написали, и даже не удержались от обобщений — правда, более чем обоснованных. Во время посещения музея Ленина они обнаружили, что «здесь представлена та история, которую хотелось бы иметь, а не та, что была на самом деле». Им бросилось в глаза, что в экспозиции полностью отсутствовал Троцкий, которого для посетителей музея будто бы «вообще никогда не существовало». Стейнбек и Капа достаточно знали историю для того, чтобы понимать — «Троцкий оказал большое влияние на русскую революцию».

Музеефицированный Ленин их тоже потряс: «В музее собрано все, что касается этого человека. Все, кроме юмора. Здесь нет никаких доказательств того, что он за всю жизнь хотя бы однажды подумал о чем-то смешном, рассмеялся от всего сердца, побывал на веселой вечеринке. Уверен, что все это было, но, похоже, историкам не разрешили об этом упоминать». Как мы понимаем, улыбающийся Ленин не вписывался в скроенный для него Сталиным идеологический образ.

Конечно, Стейнбека удивило и потрясло количество изображений Сталина, масштабы которых порой «вообще выходят за рамки разумного». Когда Стейнбек и Капа стали задавать вопросы, то они получили — в 1947 году! — ответы, которые, если были бы названы фамилии собеседников, вполне могли привести их в ГУЛАГ. «Один из ответов заключался в том, что русский народ привык к изображениям царя и царской семьи, а когда царя свергли, его нужно было кем-то заменить. Другой ответ состоял в том, что образу мыслей русских свойственно поклонение иконам, а сталинские портреты и являются такими иконами. Третьи утверждали, что Сталину самому все это не нравится, он просил прекратить эту практику. Нам, впрочем, казалось, что если что-то не нравится Сталину, то оно мгновенно исчезает...»

Заметьте, Стейнбек не сам выдвигает тезис о схожести культа Сталина с религиозным культом, а предоставляет возможность говорить своим собеседникам. Сам же он не настаивает на оценках, оставляя право судить читателям.
И все-таки вопросы идеологии были для Капы и Стейнбека не главными. Они хотели писать о людях — а об идеологии лишь в той мере, в какой она вмешивалась в частную жизнь.

Что по-настоящему потрясло Стейнбека — это жизнь на руинах. Люди после войны в буквальном смысле жили в подвалах разрушенных домов и работали на заводах, которые дают продукцию и в это же время восстанавливаются. Именно о таких людях Стейнбек пишет одновременно с жалостью и восхищением. Девушки, танцующие друг с другом в сельском клубе, потому что парней их возраста почти не осталось в живых после войны, работа в колхозе — ручной труд, такой же, как «тысячелетие назад», и вновь руины.

В Сталинграде они увидели эту жизнь воочию: «Из окон нашей квартиры мы наблюдали, как из большой груды обломков неожиданно появлялась девушка, на бегу в последний раз проводившая по волосам расческой. Опрятно и чисто одетая, она пробиралась сквозь сорняки, направляясь на работу. Как это удавалось женщинам, мы не понимали, но они, живя под землей, ухитрялись опрятно выглядеть и сохранять гордость и женственность». Видели они и другое — очень красивую сумасшедшую девочку, жившую в какой-то норе и собиравшую на помойке объедки. Она как будто свидетельствовала о том, что пережил город во время сражения. К сожалению, бдительные советские цензоры изъяли те негативы Капы, на которых была запечатлена эта девочка... Пожалуй, именно послевоенный Сталинград сильнее всего задел автора «Русского дневника»: «Вспоминались девушки, выходящие из подземных нор и поправляющие волосы, да маленький мальчик, который каждый вечер приходит к своему отцу на братскую могилу. Это были не пустые и аллегоричные фигуры. Это были простые люди, на которых напали и которые смогли себя защитить».

Как люди в разрушенных Сталинграде, Киеве и других городах живут, выживают, находят в себе силы жить и работать? Стейнбек приходит к важному выводу, который одновременно объясняет причины многих советских успехов (конечно, наряду с ролью государства и в том числе — государственного насилия): «Если какой-либо народ и научился жить надеждой, извлекать из надежды энергию, то это русский народ». Историкам трудно описать и показать этот фактор развития советского общества, но Стейнбек убедительно показывает, что без его учета многое в СССР остается непонятным.

Однако, несмотря на вышесказанное, пафос в «Русском дневнике» встречается очень редко. Ирония и самоирония в рассказе о путешествии Стейнбека и Капы (в книгу включена даже шутливая «официальная жалоба» Капы на условия его работы и особенности характера Стейнбека), пожалуй, превалируют. Эта мягкая, спокойная, доброжелательная ирония не может не подкупить читателя. Стейнбек не становится в позу судьи или отстраненного наблюдателя — его наблюдение вовлеченное, эмоциональное и, самое главное, не претендующее на истину в последней инстанции. Он просто дает читателю увидеть СССР своими глазами, и именно такой подход оказывается крайне удачным.

Конечно, без потемкинских деревень дело не обошлось. Как свидетельствуют воспоминания сопровождавшего Капу и Стейнбека Ивана Хмарского, во время поездки в колхоз все говорившие с гостями работницы были заранее проинструктированы, а в качестве шофера был приставлен сотрудник МГБ. В Грузии, в украинском колхозе было сделано все, чтобы создать у гостей ощущение богатой жизни. Но эти факты отнюдь не обесценивают наблюдений Стейнбека: ту самую жизнь обычных людей было почти невозможно спрятать за показухой (тем более, что для советских властей Стейнбек и Капа вовсе не были такими величинами, ради которых надо было бы как следует стараться в деле очковтирательства). В ответ на обвинения в том, что Стейнбек и Капа поверили показухе, они отвечали: «Согласен: эти люди действительно устроили для нас шоу, как устроил бы шоу для гостей любой фермер из Канзаса. Они поступили так же, как поступают американцы».

Так, вопреки желанию цензоров и «сопровождающих», Стейнбек делает одно очень точное наблюдение: «В Москве маленькие сгустки и колонии капитализма продолжают жить и копошиться повсюду. Это люди, действующие на черном рынке. Это водители, которые „арендуют” машины своих работодателей [для частного извоза]. Это все те „леваки”, которые с неизбежностью возникают всюду, где можно что-то сдать в аренду или продать. А везде, где есть „леваки”, — будет капитализм». Фактически, здесь Стейнбек заметил то, что впоследствии, через много лет, приведет к краху советской системы — функционирование теневой экономики, разъедающей государственную монополию.

И это наблюдение, и многое другое, о чем уже шла речь выше, показывает, между прочим, что пресловутая теория тоталитаризма на самом деле ничего не объясняет. Тотальный контроль над личной жизнью людей, над «черным рынком», над семьей даже в сталинском СССР времен апогея «культа личности» был невозможен. Находились люди, которые откровенно говорили с иностранцами, воровали из госказны; кто-то восхищался американскими фильмами и танцевал в клубах. Тотальный контроль над жизнью людей пока возможен только в антиутопиях Оруэлла, Хаксли и других корифеев жанра. А реальную жизнь нам позволяют представить — со всеми возможными оговорками — такие документы, как «Русский дневник» Джона Стейнбека и фотографии Роберта Капы.

Но есть и еще один вывод, который может сделать читатель этой книги. В условиях начавшейся Холодной войны, когда «русские» уже демонизировались американскими СМИ, а до апогея антисоветской и антикоммунистической пропаганды — «охоты на ведьм» и маккартизма — оставались считанные годы, авторы сохраняли непредвзятость. Речь не только о беспристрастном фиксировании фактов, но и о подходе к советской действительности: Стейнбек и Капа отнюдь не смотрят на нее свысока, не позиционируют себя как представители страны с априори более совершенным строем. Конечно, советская жизнь показана ими не лишенной своих странностей. Особенно Стейнбека и Капу удивляла ее тотальная бюрократизация и то количество бумаг, которое должно было быть оформлено для совершения каждого простого действия. Они с юмором описывают действия таможенников и странные порядки в гостиницах, а также неразбериху в аэропортах и вообще своеобразие транспорта, на котором им приходилось передвигаться по стране. Но вместе с тем СССР не предстает в этой книге неким зазеркальем, параллельным миром, где живут насмерть запуганные люди. Молодежь в МГУ, отмечают они, ведет себя точно так же, как американские студенты. С колхозниками авторы находят общий язык, обсуждая проблемы сельского хозяйства. В процессе общения с разными людьми Стейнбеку и Капе становится совершенно очевидно, что эти люди на самом деле прежде всего хотят одного — сохранения мира. «Они говорят только о вторжении в свою страну, и они боятся этого вторжения, потому что у них уже был такой опыт. Снова и снова они спрашивают нас: — Нападут ли США на нас? И никогда никто не говорит: „Мы пошлем наши бомбардировщики” или „Мы вторгнемся...”» Общий тон сочувствия, которым в книге отмечены эпизоды, связанные с последствиями войны, неслучаен: и Роберт Капа, и Джон Стейнбек были военными корреспондентами, поэтому ценность мира не вызывала у них сомнения. В этом они полностью сходились с теми жителями СССР, которых встречали во время своего путешествия. Резюмируя «Русский дневник», Джон Стейнбек пишет: «Мы увидели, что русские — это тоже люди... А хотят они того, чего хотят все: жить хорошо, со все большим комфортом, в безопасном мире».

https://gorky.media/context/oni-postupili-takzhe-kak-postupayut-amerikantsy/ - цинк

Далее...
Ноябрь
29.11.2017 09:14
Общество History
Германия



1926-й год. Веймарская Германия https://goo.gl/aPRwpC.  Очередь на умерщвление собак, за которых немцы не могли платить после поднятия налога на животных.
Пройдет не так много времени, и немцы столь же деловито станут организовывать другие очереди на умерщвление.
Позднее, когда с проявлением подобного "практицизма" покончат совокупными усилиями, немцы будут валить все на Гитлера и нацистов, хотя корни всего того, что произошло после 1933 года, находились как раз в той самой Веймарской Республике. "Свободной и демократической".

Далее...
06.11.2017 09:11
Общество History
Россия г. Москва



Отличная подборка фотографий Москвы 1930х годов.

Москва 1930-х















































































































Очередь в автобус.


Лужники зимой.


Вид Москвы-реки, Кремля и Храма Христа Спасителя с Большого Москворецкого моста.


Вид Кремля из Кремля.


Беспризорники Москвы.


Осень в Москве.


Вид Кремля с площадки от Храма Христа Спасителя.




Вид Кремля и угловой Беклемишевской башни.






Собор Спаса на Бору.


Пролетарский оркестр на Красной площади.


Мавзолей.


Ремонт кремлевской стены.


Книжные развалы у кремлевских стен.


Лубянская площадь.


Сухарева башня.


Страстная площадь.


Тверская площадь.


Тверская застава и путепровод.


Триумфальная площадь.


Никольская улица.


Московский рынок.





Храм Христа Спасителя.


Тверская улица в районе Камергерского переулка.


Кропоткинская Набережная.


Дорогомиловский мост еще только строится, сегодня он носит название «Бородинский мост».


Старый Москворецкий мост с острыми ледорубами на опорах.


Наводнение в Москве.




Ловля рыбы в Москве-реке.


Заготовка льда для ледников.


Стирка в Москве-реке.


Рабочие готовят асфальт у Метрополя.

См.также:

Послевоенная Москва. Май 1947. LIFE Photographer Thomas D. Mcavoy
Путешествие туриста Zachary Hoffman по Советскому Союзу в 1957-1975г.
СССР 52-54г.г. Из архива американского шпиона Мартина Манхофа
СССР глазами француза (1956-75года)
Москва в дни Февральской революции


https://picturehistory.livejournal.com/2751290.html - цинк

Далее...
Октябрь
09.10.2017 08:02
Общество History
США — Соединённые Штаты Америки



Интернирование японцев в США

































https://orientalist-v.livejournal.com/2101928.html - цинк

И еще из накопившегося на историческую тематику:

1. Кто и как сверг Николая II - http://allpravda.info/kto-i-kak-sverg-gosudarya-imperatora-nikolaya-ii-42458.html
2. Из истории службы внешней разведки. Династия Матвеевых - https://nickol1975.livejournal.com/9594914.html
3. В походах против "черного орла" - http://home.samgtu.ru/~fedosov/history/1918/Grachev.htm
4. Бронетехника ЮАР в Пограничной войне. Операции "Рейнджер" и "Скептик" - https://mr-garett.livejournal.com/128448.html
5. ЗИЛ-157. Восставший из ада или танк постапокалипсиса - http://okok.life/life/zil-157-vosstavshij-iz-ada-ili-tank-postapokalipsisa/




Далее...
02.10.2017 13:03
Общество History
Россия г. Москва

Более половины россиян считают, что от политических репрессий в сталинские годы пострадали невинные люди, сообщает Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Как следует из результатов опроса, 75% респондентов заявили, что им известно «о преследованиях в СССР в 30-40 годы ХХ века по политическим мотивам», 24% сказали, что слышат об этом впервые.

На вопрос о том, кто пострадал в результате репрессий, 53% ответили – «невинные люди», 31% указали, что жертвами стали противники Сталина и 19% назвали пострадавшими противников «тогдашнего общественного строя (Советской России)».

18% опрошенных заявили, что «преследования были несправедливыми (нельзя наказывать за то, за что наказывали тогда)».

65% россиян сказали, что репрессии - это результат «целенаправленной политики руководства страны».

Среди наиболее часто упоминаемых имен - писатель Александр Солженицын, создатель первого пилотируемого космического корабля Сергей Королев, маршал Михаил Тухачевский, авиаконструктор Андрей Туполев, ученый Николай Вавилов, актер Георгий Жженов.

Напомним, ранее сообщалось, что более 170 природных камней из 58 регионов, чья история связана с репрессиями XX века, станут частью мемориала «Стена скорби» в Москве.

Далее...
Сентябрь
17.09.2017 09:22
Общество History
Россия г. Москва

Сверчков переулок, Маросейка, Щипок, Теплый стан. Десятки улиц в Москве имеют совершенно неожиданные названия. Часто об истории их происхождения догадаться очень непросто, ведь даже с Чистыми прудами не все так однозначно, как кажется.

В районе Замоскворечье рядом с Павелецким вокзалом приютилась улица со смешным названием Щипок. Но ничего забавного, как оказалось, здесь нет. На этом месте в XIX веке находилась таможня, здесь проверяли ввозимый в столицу товар - проверяли груз с помощью металлических щупов.

"Он протыкал ворох сена, щуп - от слова щупать, то есть протыкать, - пояснил московвед Станислав Симонов. - Если обнаруживали беглого крестьяне, его можно было убить этим щупом. Щуп был острым".

Продавать товар везли на улицу Ленивка. Сейчас она одна из самых коротких в Москве - длина всего 160 метров, - а раньше была продолжением Большого Каменного моста. Он начинался там, где сегодня стоит "Дом на набережной". Сразу после него разворачивалась торговля.}

"Ленивый - потому что торговля предполагает действия какие-то: разгружать товар, расставлять. А там прямо с телеги мешками продавали", - объясняет москвовед.

Многие названия со временем изменились с точностью до наоборот. Сейчас это трудно представить, но Чистые пруды раньше были Погаными болотами - в них сбрасывали отходы от находившихся на Мясницкой улице продуктовых лавок. Почистили их только при Александре Меньшикове.

В отличие от Чистых прудов  Басманный был более престижным районом для жилья. В элитном районе уже тогда селились не коренные москвичи - отсюда и такие говорящие названия, как Армянский и Хохловский переулки. Да и  Маросейка — это сокращенное от малороссийского подворья.  "Здесь обитало большое количество украинцев, это было место проживания украинской диаспоры в Москве", - рассказал искусствовед Кирилл Алексеев.

Рядом с Маросейкой — Сверчков переулок, назван он так не потому что здесь много насекомых, а в честь купца Сверчкова, на чьи средства был построен знаменитый храм Успения на Покровке. Церкви давно уже нет, а вот палаты Сверчковых XVII века сохранились в первозданном виде — великолепное здание с белокаменными наличниками и треугольными сандриками скрыто от глаз посторонних, его можно найти, если свернуть с переулка во двор.

Даже на окраинах Москвы, где нет ничего, кроме типовых многоэтажек, оказывается, есть улицы со своей историей. К примеру, название улицы Теплый стан пошло от постоялых дворов - здесь останавливались крестьяне, которые везли продукты в город. "И эти дворы, которые теплые станы, то есть, они еще и зимние, стали названием этой местности", - пояснил историк Михаил Коробко.

В московских топонимах зашифрована многовековая история, подобрать к ней ключ просто, если чаще смотреть на привычные места глазами туриста, и тогда есть шанс узнать о родном городе чуть больше.

Далее...
Август
22.08.2017 11:33
Общество History
Болгария

Университетские преподаватели из Молдовы и Украины представят новые исследования о переселении болгар с Балкан за Дунай на форуме «Болгарское наследие». Событие состоится 25-27 августа на морском курорте Балчик.

Авторы книги «Горькие черешни», которая будет представлена на форуме, - молдавские писатели Анна Малешкова и Николай Куртев, расскажут о пути болгар из Бессарабии в далекую Бразилию и о болгарском духе в Сан-Паулу.

Исследование фамилий болгар болградского села Креничное – среди акцентов дискуссии об этнологии переселенцев. Его автор Татьяна Ковтун-Гайдаржи помогает своим соотечественникам осваивать болгарский язык, давая онлайн-уроки, рассказала председатель организации «Болгарское наследие» Маруся Костова. Другие жители села Креничное – Татьяна и Кирилл Дуковы – привезут в Балчик старинные полотенца, фартуки и ковры, которые принадлежали их прадедам. Этнографическая выставка будет открыта в фойе Дома культуры Балчика.

Преподаватели Тараклийского и Кишиневского университета примут участие в конференции, посвященной 180-летию рождения Васила Левского. Филолог, доцент Васил Кондов выступит с лекцией, посвященной языку Левского, свои исследования представит также и Иван Забунов – председатель Объединения болгаристов в столице Молдовы.

Ожидается, что в форуме «Болгарское наследие» примут участие около 600 ученых, а также певцы, музыканты, вокальные группы, танцевальные группы, сохранившие родной фольклор в «Другой Болгарии», сообщает БНР.

Далее...
13.08.2017 00:15
Общество History
Россия



Немного обжигающей исторической ПРАВДЫ.







Напомнило изыскания древних укров про Трою и Триполье. Надо не останавливаться.

Империя Александра Македонского, не македонская и не греческая, а славянская.
Царь Дарий III был разбит при Гавгамелах типичным маневром славянской кавалерии.
Шалости Александра с Гефестионом, это тлетворное влияние запада и попытка подорвать великую македоно-славянскую дружбу.
Александр славянское имя, а значит многочисленные Александрии построенные в Азии, это города славянского происхождения.

Чтите настоящую историю. -)

Далее...
11.08.2017 08:57
Общество History
Украина Одесская обл.г. Одесса



http://d-clarence.livejournal.com/175818.html - цинк

Японцы-большевики сражаются с немецкими и украинскими оккупантами в Одессе.

Далее...
Июль
25.07.2017 10:59
Общество History
Россия



Методичка

Содержат в карцере так: от стены до стены укреплены жерди толщиною в руку и велят наказанным арестантам весь день на этих жердях сидеть. (На ночь ложатся на полу, но друг на друга, переполнение). Высота жерди такова, что ногами до земли не достаёшь. Не так легко сохранить равновесие, весь день только и силится арестант -- как бы удержаться. Если же свалится -- надзиратели подскакивают и бьют его. Либо: выводят наружу к лестнице в 365 крутых ступеней (от собора к озеру, монахи соорудили); привязывают человека по длине его к балану (бревну) для тяжести -- и вдольно сталкивают (ни единой площадки, и ступеньки настолько круты, что бревно с человеком на них не задерживается).
Ну, да за жёрдочками не на Секирку ходить, они есть и в кремлёвском, всегда переполненном, карцере. А то ставят на ребристый валун, на котором тоже не устоишь. А летом -- "на пеньки", это значит -- голого под комаров. Но тогда за наказанным надо следить; а если голого да к дереву привязывают -- то комары справятся сами.


(Солженицын, Архипелаг ГУЛАГ)

Итак, пытки на Соловках такие:

1. Жердочки
2. Валуны
3. Комары

Именно жердочки, валуны, комары. Именно так, как расположено в методичке:



В обыкновенной немецкой методичке:



http://poltora-bobra.livejournal.com/1298117.html - цинк

Яркая ПРАВДА из геббельсовских первоисточников http://agitka.su/test/ru/node/2841.
Код B это категория "Спецпропаганды для гражданского населения", которую готовило министерство пропаганды Третьего Рейха.

В этих же первоисточниках, откуда черпал вдохновения Солженицын, есть не менее чудесные образчики пропаганды, которые можно до сих пор без труда встретить у не слишком обремененных мозгом лиц.














Разом до перемоги!












О судьбе автора этих проникновенных строк можно прочитать вот здесь http://poltora-bobra.livejournal.com/1298771.html Не сложилась прямо скажем судьба.



И так далее.
Порой весьма забавно наблюдать, как отдельные персонажи либо дословно, либо практически слово в слово воспроизводят тезисы пропаганды Третьего Рейха. Так что Солженицын не творчески скопипастивший нацистскую агитку тут конечно далеко не одинок.

Далее...
14.07.2017 10:55
Общество History
Украина Днепропетровская обл.г. Днепропетровск (Днепр)

"В Днепре «жидобандеровцы» хотят запретить Екатерину Вторую и доказать, что императрица не имеет отношения к городу. Блохи объявили собаку агрессором и решили её упразднить: в горсовете Днепропетровска хотят лишить Екатерину II звания основательницы города. Депутаты срочно решили переписать всю историю периода «до нашей эры», поскольку местные историки нашли неопровержимые доказательства того, что бывший Екатеринослав древнее Рима, не говоря уж о Российской империи и её правителях. Основанием для «делигитимизации» царицы Екатерины, некогда основавшей город на Днепре, стали раскопки местных археологов, которые доказали – город почти на 300 лет старше, чем казалось раньше. А значит, и российская императрица не имеет никакого отношения к его учреждению и названию. В качестве доказательств, «искперды» подсунули депутатам черепки и осколки свидетельствующие о том, что протоукры были первыми людьми на Земле.
Исследования проводились на территории, где ранее располагалось село Старый Самар (или Самара). Сейчас это - посёлок Шевченко в Самарском районе города. Найденные артефакты позволяют говорить, что Старый Самар, предшественник Днепропетровска, был основана в 1524 году. Есть древние находки, но они единичны. Историки предполагают, что эти предметы могли оставить люди, которые проходили в тех местах, но не жили там. Непрерывное проживание казаков в Старой Самаре чётко прослеживается с 1524. На этом основании депутаты, подконтрольные Боре-вешателю, местному градоначальнику, срочно провели внеплановую сессию с целью пересмотра официальной даты основания города на 252 года.
«Были найдены торговые пломбы. На печати было написано, из какого города привозили сукно, на котором эти пломбы, и в каком году оно изготовлено. Они дают нам основания утверждать, что с 1524 на том месте было казацкий городок», - заявил на сессии местный историк Олег Репан.
«Э? Торговые пломбы, казацкий городок? Это когда эти братки торговали? И, главное, чем? Отжимали хабар у всех, до кого достать могли, это было», - иронично комментируют открытия днепропетровцы. Скоро в своих изысканиях украинские ученые дойдут до того, что порох изобрёл президент Порошенко – к гадалке не ходи. Но пока они стирают любую память о том, что Днепропетровск - это российский город. Явный признак того, что зомбомасса выходит из-под контроля и перестаёт верить в декоммунизацию Вятровича и жидобанденровщину Коломойского.
Такими темпами ученые Цеэвропы скоро и до реки Днепр доберутся, поскольку она берёт свои истоки в Смоленской области России и несёт ядовитые «москальские воды» аж до самого Чёрного моря. Короче, надо срочно речку закопать, а недалёк тот час, когда горсовет «Беняграда» примет и это решение. А там и до переименований своих отцов-матерей жители логова Коломойского докатятся… Впрочем, самое противное то, что и депутаты, и историки и местные патриоты всё понимают, но мерзко выслуживаются - как полицаи при фашистах.
Напомню, что по официальной версии история Днепра начинается в 1776 году, когда он был основан по указу Екатерины II. В её честь город получил название Екатеринослава. Первоначально новый губернский город был основан на реке Кильчень при впадении её в Самару. Однако просуществовал здесь город недолго из-за неудачного географического расположения на болоте. 22 января 1784 года был издан указ об основании второго Екатеринослава на реке Днепр, который по первоначальному плану должен был стать «Третьей столицей Российской империи». Официально город был основан во время визита Екатерины II, которая 9 мая 1787 года заложила первый камень в строительство Преображенского собора. Если же дату основания города, как предлагается, перенесут на 1524 год, то российская императрица, получается, будет де-факто лишена звания основательницы города. Ради этого всё и затевалось - ведь местные жители изначально выступали против переименования промышленного центра, соглашаясь вернуть городу историческое название - Екатеринослав. Поэтому российскую правительницу вскоре «деимпериатризируют». Можно только представить, как она обидится на происки бандерлогов - наверное даже больше, чем Сталин с Берией, когда на них дело в ГПУ уголовное открыли. Кстати, не стоит забывать, что все исторические изыскания и переименования делаются на средства местных бюджетов, в которых традиционно нет денег на медицину и летний отдых для детей, но хватает на таблички в честь усопших «хероев» АТО и «ликвидационные работы» по исторической памяти. Явно, «закапывание» Екатерины не приведёт к «покращенням», снижению цен и тарифов, уменьшению безработицы, но подобные мероприятия отвлекают «стадо» от реальных проблем в которых погрязла «Понадуся». Издевательство над памятью, перелицовывание истории, насильственные переименования - все признаки оккупации налицо. А «кастрюльки» всё думают, что их в светлое будущее ведут".

Далее...
Количество новостей на странице

Народ Един — Copyright © КОПИРАЙТ, 2012 - 2017

Администрация портала "Народ Един" предупреждает Вас о том, что персональные данные пользователей обрабатываются на сайте в целях его функционирования. Если Вы не согласны с этим, то должны покинуть портал "Народ Един", в противном случае это является согласием на обработку персональных данных пользователя.

Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Объявления
Объявления

Доска объявлений и Совместные закупки

Сэкономьте на покупках, присоединяясь к Совместным покупкам

Социальная сеть
Социальная сеть

Социальная сеть Народ Един

Общайтесь с пользой!

Работа
Работа

Работа в сети Народ Един

Найдите работу своей мечты

Поручения
Поручения

Поручения заданий в сети Народ Един

Эффективно делегируйте задачи исполнителям

Форум
Форум

Форум сети Народ Един

Общайтесь на форуме Народ Един

Городская Сеть
Городская Сеть

Городская Сеть Народ Един

В Городской Сети Народ Един Вы сами пишете историю.

Трансляции
Трансляции

Трансляции сети Народ Един

Трансляции сети Народ Един

Добро пожаловать в сеть Народ Един

Свернуть
Яндекс.Метрика